Support The Moscow Times!

Грета лучше плитки

Кажется,‌ Россия хочет чувствовать себя отсталой.

Грета Тунберг Justin Lane / EPA / TASS

Read the English version here

Самое поразительное в реакции моих соотечественников на речь Греты Тунберг состоит в том,‌ что Россия, кажется,‌ снова гордится своим статусом страны,‌ застрявшей в предыдущей эпохе.

Как в 17 веке из Германии приезжали аптекари и металлурги,‌ как в 19 веке мы импортировали из Европы философию и политические идеи,‌ так и на пороге уже третьего десятилетия 21 века оттуда снова приходят слова и практики, до которых мы отчего-то не смогли додуматься своим умом.

Сколько бы критики концепции универсального прогресса не обещали нам,‌ что в мире все устроено сложнее,‌ учебник по истории из советской школы для многих остается убедительнее. Очередная революция состоялась на Западе,‌ и мы снова смотрим на нее из российской периферии примерно так представлял себе роль страны в мировом разделении труда Карл Маркс. Нам обязательно принять свое отставание в общественном развитии как данность,‌ чтобы потом быть шокированными Гретой.

Что экономический рост это хорошо,‌ знают даже в российском правительстве,‌ но не все смогут ответить, что в этом хорошего,‌ особенно после достижения определенного уровня благосостояния. Российская идея экономического роста пока,‌ кажется,‌ заключается в том,‌ что вместо одного торгового центра будет два,‌ вместо хрущевки - монолит,‌ и в каждой луже во дворе будет припаркован внедорожник. Дальше этого народная мечта о процветании не идет,‌ что после событий русского двадцатого века,‌ вероятно,‌ не удивительно.

Возможно кто-то не заметил,‌ через три месяца начнутся 2020-ые. И вот из Европы сообщают,‌ что теперь цель экономического развития в том,‌ чтобы обеспечить процветание для людей,‌ сохранив жизнь на планете. Абстрактные идеи такого рода обсуждаются уже пять десятилетий, а теперь молодежь в Европе делает вполне конкретный выбор. Он предполагает,‌ что без крайней нужды не нужно летать самолетами, что одежду лучше не покупать каждый сезон заново,‌ что можно отказаться от вредной бытовой химии и большей части пластика,‌ и что,‌ разумеется, мусор нельзя просто вывозить из столицы и зарывать в соседних регионах. Как это происходит в одном из крупнейших европейских городов,‌ Москве.

Особенно варварски выглядит московская экология на фоне триллионного бюджета российской столицы. Его буквально закапывают в землю,‌ укладывая туристические районы города плиткой. На то,‌ чтобы внедрить элементарный раздельный сбор и утилизацию мусора ни у городских властей, ни у горожан сил не хватает. Это оборачивается бунтами в Подмосковье и Архангельской области,‌ где растут гигантские свалки,‌ но большинство москвичей слишком заняты улучшением собственного качества жизни. Как и в случае с реакцией на речь Греты Тунберг,‌ речь идет разрыве в понимании основных человеческих ценностях.

Для многих россиян Тунберг активистка, выступающая против личных свобод,‌ понятых как право мусорить из окна автомобиля. После советского эксперимента мы стали нацией индивидуалистов, избегающих любой общественной деятельности, видящей в них лишь профанацию, бесконечное партийное собрание в рамках диктатуры.

На этот раз из Европы идут по-настоящему радикальные идеи. Российские представления о хорошей жизни потерпят поражение, как только молодежь в нашей стране присоединяться к общеевропейскому движению за осознанное потребление. Для страны, мечтающей жить в прошлом,‌ это может быть особенно болезненным. Возможно, именно появление сильной экологической повестки в стране, деморализованной постсоветским имперским комплексом и пытающейся “вдоволь наесться”, станет прологом к новой российской демократии.

Кстати, вспомните,‌ пожалуйста, какая последняя речь в‌ ООН‌ так сильно задевала вас и провоцировала такую бурную дискуссию?

Read more

The need for honest and objective information on Russia is more relevant now than ever before!

To keep our newsroom in Moscow running, we need your support.