Поддержать МТ

Истории Транссиба: Беременная женщина

Георг Валльнер / Место47

Беременная женщина, 37 лет

Сегодня я последний день на свободе, завтра иду на плановое кесарево. И все, будет грудничок, никакого завтрака в кафе (ред. Команда Место47 познакомилась с героиней в кафе). Не сказать, что я не люблю детей, я бы еще пожила, а мужу прямо нужно было.  Я рожаю детей только для мужа.

Я познакомилась с ним в одноклассниках. Я работала в аэропорту, мне подключили интернет. Пока айтишник перекрывал все мои социальные сети на работе, муж написал сообщение.

Я изначально знала, что у меня будет мальчик. После первого ребенка пять лет я не могла забеременеть и пошла к астрологу. Я приехала к какой-то женщине на другой конец Екатеринбурга с коллегой из аэропорта. У нее была оборудованная комната – звездочки, знаки зодиака. Нас это конечно все впечатлило.

Она спросила, когда я точно родилась и сказала, «У тебя тесная связь с отцом. Когда ты с ним помиришься: у тебя все получится. Настанет стабильность.» Сказала, что видит в моем доме два мальчика и что место зачатия ребенка – это не Екатеринбург, а два дня езды от Урала.

На тот момент с отцом у нас действительно отношения были никакие. У меня была огромная на него обида. У меня была младшая сестренка. Когда ей было двадцать лет на втором курсе института, у нее нашли в голове опухоль. Такой же диагноз, как у Жанны Фриске.  За три года, что она лечилась, отец не поддерживал маму морально, не говоря и о финансовой стороне.

Скандал был на скандале. Я его выгоняла из дома, хотела, чтобы они с мамой развелись, не хотела видеть его в этом доме. Он пил. Но у родителей деревенские понятия: один раз замуж на всю жизнь. Какой тут развод? Ну, пьет и пьет, не помогает, ну и ладно. Что делать, он же муж, отец. Хозяин дома. У нас слабые мужчины, лечение сестренки я вывезла на своих плечах. Она три года боролась и умерла.

Обида на отца копилась, но после похода к астрологу я начала здороваться с ним, когда приезжала домой к маме. Может, и не простила, но просто забыла, закрыла на это глаза, потому что муж хотел детей и семью. И на самом деле сработало: после этого мужа отправили в командировку в Астану, два дня на поезде от Екатеринбурга, там я забеременела.

Вообще мне кажется, что предсказания – это ерунда. А вот советы что-то выполнить, например, помириться с отцом, чтобы что-то исполнилось – это другое. Энергетика и предсказания – разные вещи.

Мне сейчас очень тяжело физически. Ни встать, ни сесть, ни лечь. Рожать надо рано. В тридцать два, когда рожала первого, мне было легче. Не зря говорят, что нужно рожать до тридцати пяти, так природой видимо заложено. Сейчас, если я смотрю по карте, что добираться куда-то пешком тридцать минут, выхожу за час.

После родов я буду скучать по путешествиям. Летишь в Азию, там все остренькое, морепродукты, сам-то есть иногда боишься. Нужно все время думать про ребенка. Когда ребенок родится, мы переедем в Сочи. На Урале плохой климат: затяжные зима и весна, а мы с мужем любим, когда тепло и зелено.

Я назову его Яном. Это древнееврейское имя. Отец – Руслан. Отчество трудноватое, поэтому имя выбрала короткое.

Эта статья изначально опубликована на сайте проекта Место47. Вы можете прочитать эту и другие истории или послушать подкаст здесь.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.