Поддержать МТ

Самый низкий налог для IT-отрасли в мире? Налоговый маневр России

Эксперты считают решение Кремля о снижении налогов для IT-компаний последней попыткой вытеснить иностранных конкурентов

Российские СМИ предполагают, что новая налоговая схема для технологических компаний является творением технически подкованного премьер-министра РФ Михаила Мишустина. Сергей Бобылев / ТАСС

Планы президента Владимира Путина по развитию цифрового бизнеса с целью помочь ускорить восстановление российской экономики после пандемии коронавируса, предоставив стране одну из самых низких в мире налоговых ставок для IT-компаний, могут быть не тем, чем кажутся, считают аналитики, с которыми поговорила The Moscow Times.

В своем обращении к гражданам России в июне Путин говорил о «динамичном и бурно растущем» российском IT-секторе, обладающем «мощными технологическими, кадровыми возможностями», и поблагодарил телекоммуникационные компании за помощь бизнесу, правительству и обществу в преодолении худших последствий пандемии.

Чтобы поймать волну и вывести российский технологический сектор еще выше, Путин объявил, что в следующем году ставка налога на прибыль для IT-компаний будет снижена с 20% до 3%, а ставка страховых взносов снизится до 7,6% по сравнению с 30% в других секторах экономики.

Новый налоговый режим «лучше, чем в таких привлекательных сегодня для IT-бизнеса юрисдикциях, как индийская и ирландская. — сказал Путин. — Фактически это будет одна из самых низких налоговых ставок в мире».

Однако спустя месяц после заявления Путина, когда правитальство опубликовало законопроект о так называемом «налоговом маневре в сфере IT», снижение налогов выглядит не так просто.

Вместо привлечения иностранных компаний в российскую штаб-квартиру — цель низкого налогообложения в таких странах, как Ирландия, Кипр или Нидерланды, — IT-компании, налоговые эксперты и юристы предполагают, что реформы могут стать лазейкой для протекционизма в России, и это приведет лишь к росту цен на программное обеспечение и сделает рынок менее привлекательным для иностранных игроков.

Налоговая бомба

В своем выступлении Путин не упомянул о том, что Россия намерена компенсировать снижение ставки страховых взносов и налога на прибыль, отменив ныне действующее освобождение от НДС при продаже программного обеспечения и лицензий.

«Эффект от отмены льготы по НДС для лицензий на программное обеспечение будет как взрыв бомбы, — сказал The Moscow Times руководитель отдела налогообложения и финансовых услуг в юридической фирме Noerr Максим Владимиров. — Это было краеугольным камнем IT-индустрии на протяжении многих лет. Они окажутся в очень неудобной ситуации, если все это уйдет».

Кому-то придется нести расходы, если НДС — взимаемый по ставке 20% — будет включен в стоимость продаж программного обеспечения.

«Будут ли IT-компании жертвовать своей прибылью и оставлять цены на программное обеспечение на том же уровне, что и раньше, или они будут повышать их, чтобы компенсировать рост НДС? — спрашивает Артем Васютин, партнер Департамента консультирования по налогообложению и праву компании Deloitte. — Вполне вероятно, что цены поднимутся выше, возможно, не на 20%, но постепенно они будут расти, чтобы маржа компании восстановилась до того уровня, который существует сейчас».

Предыдущие оценки правительства о поставленных на карту доходах подчеркивают, почему некоторые технологические фирмы поспешили заявить, что реальным бенефициаром реформ, вероятно, станет российский бюджет.

Отмена льгот по НДС может принести правительству 42,5 млрд рублей в год, говорится в недавнем документе, опубликованном российским Министерством связи, в то время как в новом законопроекте говорится, что снижение налогов составит только 32 млрд рублей. Эти оценки дополнительного бремени НДС были исключены из официальной оценки экономического воздействия, которая сопровождала законопроект, вместо этого появилась расплывчатая заметка, в которой говорилось только о том, что дополнительные доходы от НДС «компенсируют» убытки от других налоговых сокращений.

«Похоже, что этот маневр, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, будет приносить деньги бюджету и только в последующие годы принесет определенные выгоды для местной IT-индустрии», — сказал Владимиров.

Протекционизм

Протекционистский характер реформы заключается в последнем аспекте закона: освобождение от НДС будет содержать только продажа программного обеспечения, которое включено в государственный реестр «российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных».

«Со временем у нас будет определенная замена иностранного программного обеспечения российским. Будет некоторая локализация разработки программного обеспечения. Но это чистая дискриминация — высокие цены на зарубежное программное обеспечение и более низкие цены на российское программное обеспечение», — сказал Владимиров.

Хотя это и не невозможно, «иностранным компаниям крайне редко удается внести свое программное обеспечение в этот реестр», — сказал Арсений Сеидов, партнер юридической фирмы Baker McKenzie. Чтобы иметь это право, создатель программного обеспечения должен быть организацией с российским большинством, выплачивающей не более 30% своих доходов иностранному совладельцу и не подлежать правилам обязательного обновления программного обеспечения или управлению из-за рубежа.

«Это еще один элемент российской политики, выражающий протекционизм, который направлен на стимулирование экспорта, что в целом соответствует направлению, в котором движется правительство», — добавил Сеидов, возглавляющий налоговые комитеты в Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) и Американской торговой палате — крупнейших лоббистских ассоциациях иностранных фирм в России. Обе они изо всех сил пытаются повлиять на законопроект, который сейчас проходит через парламент.

Эта часть реформы — сохранение льгот по НДС для внутреннего программного обеспечения — может стать нарушением правил Всемирной торговой организации (ВТО), запрещающих налоговую дискриминацию, считают юристы.

Даже для российского делового мира это может быть только «частично полезным», сказал Владимиров. «Многие компании не смогут найти подходящую российскую замену, если они привыкли покупать зарубежное программное обеспечение. Кроме того, российские производители должны будут подать заявку на получение статуса "внутреннего программного обеспечения", — добавил он. — Для них это будет нелегко. Я не могу представить сценарий, который не потребует больших затрат и усилий».

Жесткие критерии

Реакция технологических компаний на этот шаг была неоднозначной.

«Это позитивная новость для отрасли: возможность реинвестировать больше средств в разработку перспективных продуктов позволит компаниям, включая стартапы, повысить конкурентоспособность отечественных IT-продуктов и потенциально снизить их стоимость для потребителей как на российском, так и на зарубежных рынках», — сказал Михаил Прибочий, управляющий директор Лаборатории Касперского в России.

Михаил Токовинин из amoCRM сказал Inc., что это замечательно, если отечественные компании смогут избежать НДС, тогда как иностранные будут платить.

«Хоть и, на самом деле, стратегически тоже спорно. Подобные заградительные меры помогают локальным производителям или нет? У нас были заградительные пошлины на иномарки — это помогло или убило АвтоВАЗ?» — спросил он, ссылаясь на производителя Lada, который был выкуплен французским автогигантом Renault.

Некоторые опасаются, что основное предложение, особенно для тех, кто не внесен в реестр, — более высокий НДС — приведет к росту цен и снижению конкуренции, сказала изданию «КоммерсантЪ» директор по взаимодействию с государственными органами «ABBYY Россия» Ольга Минаева.

Между тем, даже некоторые из наиболее успешных российских технологических компаний не получат выгоды от снижения налогов из-за «жестких» правил, диктующих, что только фирмы, которые получают 90% своего дохода от продажи программного обеспечения и лицензий, будут иметь право на снижение ставки налога на прибыль и страховых взносов.

«Это может означать, что многие бизнес-направления Яндекса и Mail.Ru окажутся не соответствующими этим критериям, поскольку обе компании получают большую часть своих доходов от рекламы и других услуг», — сказал Владимир Беспалов, аналитик ВТБ Капитал.

Налоговые консультанты и юристы уже обсуждают возможность того, что крупным компаниям было бы лучше разделить свои подразделения по разработке программного обеспечения на отдельные юридические дочерние предприятия, чтобы получить право на налоговые льготы. Но это может противоречить так называемым общим правилам против уклонения от уплаты налогов (GAAR), позволяющим налоговым органам блокировать транзакции или отменять льготный налоговый режим, если есть подозрения, что основной причиной изменений является обеспечение более низкой налоговой ставки.

Больше проблем с налогами

Помимо IT-сектора, влияние на цены в результате сложной перестройки НДС затронет весь бизнес.

Все аналитики, с которым поговорила The Moscow Times, сказали, что российская индустрия финансовых услуг (которая вкладывает значительные средства в технологические продукты и не может списать свои расходы по НДС, как предприятия в некоторых других секторах) вероятно окажется в числе проигравших.

Другие говорят, что налоговые изменения едва ли повлияют на то, что Путин и его технически подкованный премьер-министр Михаил Мишустин — который, по информации издания The Bell, лично разработал новую схему — хотят достичь: вернуть технологические компании обратно в Россию и сделать страну одной из самых привлекательных в мире для IT-компаний.

«Налоговые меры не помогут вернуть развитие и интеллектуальную собственность назад в Россию, потому что для этого требуется не только изменение налогов», — сказал Васютин.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.