Поддержать МТ

Истории Транссиба: Василий, двойник Путина

Москва-Владивосток. Разговор с пассажиром на месте 47

Василий Георг Валльнер

Летом прошлого года журналистка Марина Дмуховская и фотограф Георг Валльнер отправились в путешествие по Транссибу из Москвы во Владивосток. 28 дней, почти 10 тысяч километров и десятки историй незнакомых людей, которых объединяло одно — место 47. Вернувшись, Марина и Георг превратили 38 историй в рассказы от первого лица.

Вот один из них:

Василий, двойник Путина

Я из Новосибирска. Больше 20 лет у меня был свой бизнес: я занимался торговлей мехом. В один прекрасный день мы ужинали с маленьким сыном моей подруги, смотрели телевизор. Смотрю  у него открывается рот, падает ложка. «Мам, это же дядя Вася!» Я понимаю, что там Путин выступает. И с тех пор, когда Путин в первый раз стал президентом, я стал Путиным. Ко мне сразу такая кличка прилипла. Многие в меховой сфере даже не знали моей настоящей фамилии.

Сначала я приезжал в Москву три-четыре раза в год на одно выступление в течение пяти лет. А в 2015 года мой меховой киоск сгорел. Это был поджог, подожгли весь торговый центр в Екатеринбурге, и мой бизнес стал центром событий. Сгорели мои миллионы с мехами, весь мой капитал. Когда мой бизнес разрушился, жизнь меня вытолкнула в Москву. Я попал на Красную площадь и стал заниматься образом Путина и монетизацией своего сходства каждый день.


								 				Георг Валльнер
Георг Валльнер

Четыре года я работал над образом. Походка  это очень просто, внешность моя близка, рост тоже, поэтому занимался мимикой, дикцией, риторикой. Мимика  она у меня врождённо похожая, но я максимально приблизил ее к образу Путина.

Когда Путин пошел на второй срок, я уже понял, что этим надо заниматься и как-то применить это сходство. Начал давать рекламу и в 2006 году уже выступил в качестве президента с поздравлением одного депутата украинской рады. Был его юбилей, я приехал поздравить его в Ялту на эскорте, с машинами. Ему сказали, «Вас приглашает высокопоставленная персона». Он выходит  что такое? Растерялся, не мог понять, что происходит, то ли шутят, то ли серьезно Путин приехал. Даже обиделся на жену и три дня с ней не разговаривал.

Вообще я часто поздравляю людей. Это стоит 30 тысяч, поэтому поздравляют только те люди, которые могут себе это позволить. Поэтому я поздравлял людей, которые уже какое-то положение занимают в экономике или политике.

Реакция на Красной площади на меня очень разная. Обычно удивление такое. Китайцы обычно прыгают от радости  вот он Путин, друг китайцев! Он, видимо, для них много сделал, да и с Си Цзиньпином они дружат и много взаимодействуют.


								 				Георг Валльнер
Георг Валльнер

Часто люди замечают в транспорте, в общественных местах. Я же в таком виде в костюме приезжаю из дома и возвращаюсь домой. Многие улыбаются. Негативные реакции тоже были конечно же. Люди, которые недовольны по той или иной причине действиями Путина, его политикой, высказываются и желают мне смерти, посылают. Спрашивают, когда я уйду с поста. Когда ты пенсию нам повысишь. У кого что болит, тот о том и говорит. Я желаю им всем хорошего. Чего я могу ответить? По-плохому не отвечаю никогда, всегда стараюсь весь негатив нивелировать и трансформировать в позитив. Это моя специфика.

Многие говорят, «Зачем ты пиаришь Путина? Зачем его популяризируешь. Он ничего хорошего для страны не сделал, для людей русских». Я говорю: «Со временем разберемся, что он сделал, а что не сделал». Я ведь не просто актер, а актер с плюсом, потому что меня ассоциируют с Путиным, как ни крути. Другие актеры играют разных людей, десятки ролей, и их не ассоциируют с тем, кого они играют. А я играю одну роль. Актер одного персонажа.


								 				Георг Валльнер
Георг Валльнер

У меня два высших образования. Два средних. Медицинское среднее и педагогическое высшее спортивное. Специалист реабилитации. Педагог. Преподаватель физкультуры. И экономист еще. Финансовый менеджмент. Но это мне не очень пригодилось.

Обычно я приезжаю на Красную площадь к часам к 11 и бываю часов до 7.  Бывает раньше, бывает позже. У меня ненормированный день. Я работаю со Сталиным, мы с ним сильно сдружились. Он тут давно работает, раньше меня. Наша работа как двойников  она идет в очень тесном сотрудничестве, потому что сейчас здесь Сталиных много, человек шесть-семь, но он  самый похожий из них. Путин сейчас очень популярен. И Сталин очень популярен. Вот у нас нормальный коллектив такой, наша команда. Ему нравится со мной, мне нравится с ним, вместе интереснее работать.


								 				Георг Валльнер
Георг Валльнер

В последнее время я решил, что надо с этим расставаться. У меня четверо детей. Старшему 24 года, младшему — 3. Они были в Москве со мной здесь, потом в декабре этого года уехали в Новосибирск и живут с бабушками. Я постоянно занят, и моей супруге с детьми здесь стало тяжело. Эта работа не приносит материального удовлетворения, не решает материальной потребности моей семьи. Я понимаю, что моя схожесть — это некая миссия, но я до конца не понимаю, как это раскрывать или это надо просто забыть. Потому что за те годы, которые я провел, стараясь этот образ нести достойно и как-то применить его, не нашлось людей, которые могли бы в этом посодействовать.

Эта статья изначально опубликована изданием Mesto47. Вы можете прочитать эту и другие истории или прослушать подкаст на сайте Mesto47.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.