Поддержать МТ

Смешанный эффект от коронавируса на преступный мир России

Чем серьезнее экономический спад, тем больше вероятность того, что это приведет к перераспределению сил в преступном мире

Андрей Никеричев / Агентство новостей «Москва»

Во вторник бывший премьер-министр Дмитрий Медведев в своей новой должности заместителя председателя Совета Безопасности принял участие в обсуждении нового проекта Концепции общественной безопасности до 2030 года. Этот документ призван обеспечить основу для скоординированных межведомственных усилий по противодействию угрозам со стороны преступности, и что крайне актуально, в случае пандемий.

Неоднозначные данные

Он отметил, что за последние пять месяцев количество зарегистрированных преступлений по большинству категорий преступлений снизилось. Частично это было неизбежно. Пожалейте бедного квартирного грабителя, когда большинство людей остаются дома, или угонщика, которого могут остановить и попросить показать пропуск и QR-код. По данным Министерства внутренних дел (МВД), в первом квартале 2020 года количество убийств и покушений на убийства сократилось на 4,9%, количество грабежей снизилось на 8,4%, а изнасилований и попыток изнасилований — на 31,1%.

Цифры могут отражать некоторые преднамеренные занижения, так, например, полиция занята обеспечением карантинных мер и не в состоянии заметить трагическую эпидемию бытового насилия, происходящую за закрытыми дверями как в России, так и во всем мире. Существуют также значительные локальные отклонения. В частности, Татарстан сообщил о росте преступности почти на 20% за тот же период по причинам, которые все еще неясны и горячо обсуждаются.

Однако когда мы смотрим на организованную преступность, ситуация более сложная. Например, за первые пять месяцев киберпреступность выросла на 85%, не в последнюю очередь благодаря тому, что в интернет перешло больше рабочих и финансовых транзакций. Было зарегистрировано более 180 000 киберпреступлений, и, по данным МВД, сейчас они составляют примерно пятую часть всех зарегистрированных преступлений. Это увеличение привело к общему росту преступности в первом квартале на 0,8% даже в то время, когда количество других преступлений снизилось.

В этом заметно ускорение долгосрочного тренда. Если когда-то российские хакеры и интернет-мошенники концентрировались на Западе, и не в последнюю очередь потому, что там было больше возможностей, с недавних пор более богатая и близкая Родина также стала предлагать широкие возможности.

Появляются также новые схемы мошенничества, от продажи поддельных тестов на коронавирус и лекарств до хищений средств государственной поддержки. Один чиновник Министерства финансов предположил, что, возможно, каждое четвертое из всех заявлений с просьбами о государственной поддержке является полностью поддельным или, по крайней мере, частично раздутым.

Мигрантские мафиози?

Вполне вероятно, что будет и влияние второй волны, поскольку экономический дисбаланс, вызванный карантином, действительно поражает. Медведев обратил внимание на тяжелое положение рабочих-мигрантов, которые потеряли работу в России, но из-за сохраняющихся ограничений на поездки не могут вернуться домой. Он предположил, что в итоге они могут обратиться к уличной преступности.

Это вполне возможно, хотя в настоящее время мигранты оказываются менее склонными к нарушению закона. Например, в Санкт-Петербурге, сравнивая первые четыре месяца 2020 года с 2019 годом, преступления, совершенные мигрантами, сократились на 16,5%.

В свою очередь, самих мигрантов часто преследуют организованные преступные группировки. Мигранты становятся жертвами торговли людьми, а также вымогательства. Если путь домой закрыт, а обычные источники занятости сокращаются, то мигранты могут стать легкой добычей для нелегальных ростовщиков или вербовки в преступную деятельность.

Гангстерская экономика

Однако такие угрозы существуют и в более широком масштабе. Если воздействие падения цен на нефть и пандемии приведет к длительному экономическому спаду, то это создаст риск, что большее количество людей окажется втянутыми в теневую экономику или нелегальные кредиты. В свою очередь, организованная преступность будет использовать задолженность бизнесменов для установления контроля над их предприятиями, и это нарушит статус-кво преступного мира.

Например, во время кризиса 2008 года банды, которые сильно зависели от курса рубля — чья деятельность была сосредоточена на вымогательстве и торговле людьми внутри страны — неожиданно оказались гораздо беднее, чем те, которые могли зарабатывать в евро или других иностранных валютах, особенно контрабандой наркотиков в Европу. Результатом стал ряд локальных конфликтов, когда одни банды пытались установить контроль над другими, и прежде всего процесс их консолидации. Меньшие, более «бедные» банды часто просто поглощались большими транснациональными сетями.

Учитывая существующую напряженность в статусе-кво преступного мира, чем серьезнее экономический спад и чем острее разница условий в различных регионах, а также между Россией и ее соседями, тем выше вероятность того, что это приведет к перераспределению сил в преступном мире.

Рынки наркотиков

Особым источником соперничества станет контроль над маршрутами контрабанды наркотиков. Физические лица могут находиться на самоизоляции, но спрос на наркотики не уменьшается. До настоящего времени уличные цены оставались относительно стабильными, что говорит о том, что пограничный контроль, введенный в результате пандемии, не стал препятствием для наркотрафика.

В конце концов, грузы все равно перемещаются по воздуху, суше и морю, и это продолжает обеспечивать маршруты незаконного оборота наркотиков. Российские банды участвуют в контрабанде героина из Афганистана, а также кокаина из Латинской Америки (который частично обменивается на опиаты), а также синтетических наркотиков и марихуаны. Существенное количество предназначено для внутреннего потребления — а в России самый высокий уровень потребления героина на душу населения в мире — но все больше экспортируется, прежде всего в Европу, где спрос остается высоким.

После того, как возможности мелкомасштабной контрабанды отдельными курьерами оказались закрытыми, наркотрафикеры перешли на более крупные перевозки. Например, в начале этой недели в Москве были арестованы три преступника с 35 кг кокаина. Наркотик имел уличную стоимость почти 40 млн рублей, но, тем не менее, это находится на нижней границе обычных объемов контрабанды.

Таким образом, как обычно, гангстеры будут оставаться архикапиталистами, предпринимателями, умеющими быстро извлекать выгоду из возникающих проблем и возможностей. Общий уровень преступности вряд ли сильно изменится в долгосрочной перспективе. По мере ослабления карантина, вероятно, вновь вернутся обычные паттерны. Однако существует и вероятность того, что в преступном мире произойдет умеренное, но значительное перераспределение сил, с еще одним раундом консолидации и дальнейшим ростом числа групп и сетей, способных действовать поверх национальных границ.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.