Поддержать МТ

Как российская пропаганда уничтожила медицину

Почему из больниц массово увольняются врачи, а вместо реальной помощи от государства медики получают «моральную поддержку» в медиа

Труд медиков тем ценнее, потому что они вынуждены преодолевать бедствие, которое с нами давно — устройство медицинской системы.  Софья Сандурская / Агентство новостей «Москва»

«Россия производит впечатление великой державы. Больше Россия ничего не производит». Этим афоризмом вполне удачно описывается базовая опора Кремля. Вполне удачно, но не до конца точно. Во-первых, Россия производит кое-что еще, а во-вторых, в последние годы индустрия по созданию оптимистичных иллюзий стала работать несколько иначе.

С 2014 года телевидение попросту переключило внимание с России на другие объекты. Зачем рассказывать о своих проблемах, когда можно посмотреть, что в Украине всё еще хуже? Европа и Америка тоже неидеальны, переживают кризис, который вот-вот приведет к краху. С этого момента Россия перестала производить впечатление великой державы, она стала производить новости о соседях-неудачниках. На их фоне можно было выглядеть не стыдно в глазах населения. 

Точно так же телевидение взялось освещать и эпидемию коронавируса в мире. Два месяца назад половину итоговой программы Дмитрия Киселева на канале «Россия 1» занимали новости о том, как Европа и Америка находятся в панике. Но сейчас, когда сама Россия  больше месяца находится на самоизоляции, больницы переполнены пациентами, а малый бизнес загибается в бараний рог, рассказывать зрителям о халатности и беспечности итальянцев уже было бы самоубийством. 

И телеканалы переключились на последнюю подходящую мишень — Белоруссию, которую часть аудитории телеканалов может воспринимать как нерадивый российский регион, пускай с другим флагом и гимном. Оказывается, что в этом регионе всё даже хуже, чем в России. Правда, эти рассказы не потерпел президент Лукашенко, объявил бой кремлевской пропаганде и аннулировал аккредитацию корреспонденту Первого канала.

А что происходит в России, можно понять, если в поиске «Яндекс-новостей» вбить запрос «врачи уволились». Ни один день не остается без нового сюжета: 

 — Новосибирские врачи увольняются: свое здоровье дороже;

— 350 врачей уволились в Калининградской области, отказавшись работать в условиях эпидемии коронавируса;

— В Петербурге десятки анестезиологов, пульмонологов, медсестер написали заявления об уходе после передачи их больниц под лечение коронавируса.

— В Омске главврач больницы уволился после того, как десятки медиков выстроились в длинную очередь, чтобы сдать тест на Covid-19.

И это только те случаи, о которых становится известно СМИ. Намного чаще врачи уходят тихо, чтобы не возникло проблем на следующем месте работы. 

Еще больше новостей — и они тоже появляются каждый день — о том, как врачи очередной больницы записывают видеообращение о бедственном положении: у них до сих пор нет средств индивидуальной защиты, а деньги, которые пообещал выделить врачам президент, по дороге оседают в чьих-то других карманах. 

В это время по телевизорам показывают концерты в поддержку врачей, на улицах городов появляются идиотские плакаты, которые, по мнению авторов, должны воодушевить медиков. Например, такой приклеили неподалеку от станции метро Таганская:

Символично, что из средств борьбы — один пустой пятикубовый шприц, из средств защиты — халатик, тряпочная маска и сеточка на волосы. Больше ничего начальство не выдало. 

На остановках власти Москвы развесили портреты медиков времен Великой Отечественной войны. Они, видимо, тоже должны послужить примером для современных врачей. Ну и заодно так отметили 75 лет Победы — без этого теперь никуда. 

Но тут государственные пиарщики попали в точку. То, что сейчас делают медики — это геройство, возможно, сопоставимое с подвигами предков. 

Только есть одно замечание. Сейчас нет войны. 

Работа врачей становится героической не только из-за бедствия, до сих пор неведомого в мире. Их труд тем ценнее, потому что они вынуждены преодолевать бедствие, которое с нами давно — устройство медицинской системы. 

Реформа здравоохранения в России была провалена, в этом, кстати, призналась в прошлом году вице-премьер Голикова, а министр финансов Силуанов добавил, что медучреждения находятся в ужасном состоянии.

Вместо того, чтобы говорить об этом и пытаться исправить ситуацию, телевидение пугало гей-браками в Европе и наступающей в США эпохе трансгуманизма. Про это всё можно было бы говорить и дальше — бесконечно — но началась эпидемия коронавируса, которую не получилось заболтать, как большинство других проблем, сделав вид, что они незначительны.

Пришла эпидемия и выяснилось, что по всей стране прилично работает только амбулаторная служба Москвы. При этом даже образцово-показательная больница в Коммунарке обманула десятки медсестер и не выплатила надбавки, обещанные Путиным.

Ситуация в регионах катастрофическая. 

Только сейчас для многих стало новостью, к чему привела медицинская реформа. К закрытию больниц, созданию филиалов и, как следствие, к увольнению большого числа сотрудников. Сокращения в каждом регионе исчисляются тысячами.

Престижность профессии стремится к нулю как по зарплате, так и по условиям труда. Новые средства в больницы не поступают. И, конечно же, коррупция на местах.

Государство может зажечь окнами в гостинице «Космос» слова: «Спасибо врачам!», но не способно этих врачей обеспечить элементарным — средствами индивидуальной защиты. Например, в омской больнице №1 медики были вынуждены шить маски сами, потому что их попросту не было. Сейчас эта больница закрыта на карантин.

В большинстве регионов властям надо не спасибо врачам говорить, а для начала — извиниться, не смея смотреть в глаза.

В предсмертном состоянии российской медицины прошу не меньше чиновников, проводивших реформу, винить тот сектор Кремля, который занимается пропагандой.

Именно он так зачистил информационное поле, что в нем не было места для тревожных сообщений о медицине. Тогда бы, возможно, латать дыры у этого судна начали бы до того, как оно попало в шторм. 

На это какой-нибудь Владимир Соловьев мог бы возразить (чем он и занимается по 10 часов в день): «Но ведь в Америке система здравоохранения…». 

Но в этом месте любой из вас имеет право прервать его резонными словами: «Пошел ты…, Владимир Соловьев». Слишком много уже здесь говорят об Америке.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.