Поддержать МТ

Работники скорой помощи в России борются с коронавирусом из последних сил

Фельдшеры и водители сказали The Moscow Times, что они заразились вирусом во время долгих поисков свободных больничных коек

«Мне страшно, — сказал один водитель скорой помощи. — Как раз сегодня утром одного из наших водителей подключили к аппарату ИВЛ». Петр Ковалев / ТАСС

В конце 24-часовой смены в понедельник Рузанна Киракосян поняла, что у нее высокая температура.

Поэтому 47-летняя фельдшер из Можайска решила, что ей надо остаться дома. До этого, по ее словам, она не могла принять решение, потому что никто на ее станции ни разу не проходил тестирование на коронавирус с самого момента начала пандемии в России.

«Вчера у нас было только две с половиной бригады», — сказала Киракосян The Moscow Times в пятницу вечером. Она объяснила, что, когда штат полностью укомплектован, работают семь бригад, в каждой из которых должно быть два медика.

«У нас остались водители, но нет медиков, чтобы заполнить машины скорой помощи».

В субботу утром в России было зарегистрировано 9623 новых коронавирусных инфекций, что стало новым рекордом по увеличению случаев за один день и повысило официальное число заболевших в стране до 124 054 человек. Более 64% новых случаев заражения находится в Москве и Московской области.

По мере того, как разрастается пандемия коронавируса, система здравоохранения наиболее населенного района России была расширена до предела, и ее система скорой помощи, возможно, больше всего.

За прошедшую неделю о работниках скорой помощи много писали государственные средства массовой информации, где их изображали героями, сражающимися с пандемией. Это совпало с неофициальным днем ​​работников скорой помощи в России — 28 апреля — который в тот же день президент Владимир Путин объявил новым национальным праздником.

«Спасибо за вашу работу, которая так необходима людям, — сказал он во время видеконференции с руководителями регионов России. — В эти напряженные дни и недели вы проявили мужество и свои лучшие человеческие качества».

Один фельдшер кратко описал эти качества в интервью государственному информационному агентству РИА Новости: «Нам просто нужно немного терпения, и все будет хорошо».

Однако в интервью The Moscow Times полдюжины работников скорой помощи в Московской области, где располагается один из крупнейших в стране корпус скорой помощи, рассказали о растущем унынии в своих рядах.

Всего за один день до речи Путина 27 апреля от Covid-19 умер 61-летний московский фельдшер Михаил Лебедев. По неофициальным подсчетам врачей, он является одним из девяти работников скорой помощи, которые погибли от коронавируса в России.

«Мне страшно, — сказал в среду Дмитрий, 49-летний водитель скорой помощи в Красногорске Московской области, который попросил не указывать его фамилию. — Как раз сегодня утром одного из наших водителей подключили к аппарату искусственной вентиляции легких».

В интервью c The Moscow Times работники скорой помощи жаловались, что чиновники отказываются удовлетворять их просьбы, несмотря на обещания прийти на помощь.

В прошлом месяце Путин пообещал 10 млрд рублей на ежемесячные премии медицинским работникам, причем от 25 000 до 50 000 рублей в месяц предназначены для врачей скорой помощи и водителей, а губернатор Московской области Андрей Воробьев сказал, что выделил дополнительно 2,2 млрд рублей для медицинских работников.

Из работников скорой помощи, которые общались с The Moscow Times, только Дмитрий Беляков, 54-летний водитель из города Железнодорожный Московской области, сказал, что получил премию. Она составила 7200 рублей.

«Нас это не волнует, — сказал Киракосян. — Мы не ждем денег, чтобы честно работать. Начальство много обещает, но мы должны проходить тестирование раз в неделю».

В начале этой недели в научно-исследовательском институте в Санкт-Петербурге тесты прошли работники скорой помощи, которые перевозили пациентов, и 111 человек дали положительный результат.

Работники скорой помощи в Московской области считают, что отсутствие средств индивидуальной защиты (СИЗ) является причиной того, что многие из них заразились коронавирусом. Большинство из них сказали, что их бригады приобретают костюмы для строителей в Леруа Мерлен, чистят их после смен и сушат на своих станциях.

В программе государственного телеканала «Москва 24» на этой неделе была представлена другая картина. На ней трое сотрудников из Подмосковья одеваются в первоклассные СИЗ перед сменой.

«Дело в том, что у нас есть только несколько таких костюмов для всего региона», — говорит Евгения Богатырева, 33-летняя фельдшер из Королёва.

«Я говорила журналистам об этом, но они, конечно, об этом не сказали», — со вздохом добавила Богатырева, цитируемая в репортаже.

Богатырева, которая также является представителем «Действие», независимого профсоюза работников скорой, говорит, что каждый день она получает звонки от работников скорой помощи с жалобами на то, что у них высокая температура или вирусные респираторные симптомы, и они больше не могут работать.

Поскольку все меньше людей выступают на смены, работа становится все более трудной для тех, кто еще способен это делать.

«Мы еще не достигли пика, но бригада в лучшем случае получает 25 запросов в сутки, — сказала Богатырева. — Мы шутим, что если нас не убьет вирус, то мы умрем от истощения».

В дополнение к дефициту средств индивидуальной защиты и коллег, чтобы разделить рабочую нагрузку, в больницах не хватает коек.

«На прошлой неделе мы отвезли человека с двойной пневмонией в больницу в Железнодорожном, но там не было мест, поэтому мы отвезли его в Клин, где тоже не было мест, — сказала Киракосян. — Через 15 часов мы привезли больного домой. На следующее утро мы снова поехали за ним».

Елена Новикова, 50-летняя фельдшер из Балашихи рассказала о мрачных событиях последних недель.

«Я несколько раз возвращала пациентов домой и должна была оставлять их там, потому что в больницах не было места, — сказала она. — Я не знаю, что с ними случилось после этого».

Новикова в настоящее время находится на самоизоляции с высокой температурой и пневмонией в обоих легких, которая была обнаружена после того, как она обратилась в клинику для проведения компьютерной томографии.

«Нас не проверяли ни разу, — рассказала она. — Начальство сказало: "А кто тогда будет работать?"»

Некоторые работники скорой помощи сказали, что, несмотря на все, пытаются сохранять надежду.

Дмитрий, водитель из Красногорска, прислал The Moscow Times скриншоты группового чата для водителей на своей станции после того, как их коллега был госпитализирован в среду в подмосковном городе Одинцово.

«Мы все туда отправимся», — написал один водитель.

«Перекрестись», — ответил другой.

«Они вылечат его, — ответил первый водитель, — и тогда мы все будем счастливы».

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.