Поддержать МТ

«Особый путь России» не защитит ее от коронавируса

Если бы не проблемы с обвалом рубля, новостной фон можно было бы назвать идеальным для повестки, которую задает Кремль через телевидение

Alexander Avilov / Moskva News Agency

Россия пока не попала в шторм коронавируса, который захлестнул страны Европы. Телеканалы Останкино почти со сладострастием  удовольствием наблюдают, как страны Запада не знают, что им делать с эпидемией. Итальянцы умирают чуть ли не в прямом эфире, улицы туристических городов пустынны, знаменитые гастробары закрыты на замок. Евросоюз трещит по швам, старые союзники по демократическим ценностям не приходят друг другу на выручку. Эти новости — лучший союзник лозунгов о том, что у России есть свой особый путь и все его должны поддержать, проголосовав за конституцию Путина. В противном случае нас ждет бардак и эпидемия.   

Жаль, что это мгновение нельзя поставить на паузу. По логике событий, пандемия скоро захлестнет и Россию. Пока же у Москвы есть возможность наслаждаться моментом: подойдя к окну наблюдать, как ураган разносит в щепки дома соседей. Если продолжать этот образ, Россия предпочла закрыть форточку и любоваться ураганом, присев на подоконник, но скоро он должен добраться и до ее окна. 

Последнюю неделю, по сути, был введен карантин «по желанию». Хотите отправлять детей в школы — пожалуйста. Работать, не выходя из дома — по возможности. Специально правительство ни на чем не настаивало, чтобы не снижать экономическую активность и самому не терять доходов. Авиасообщение с Европой закрыто только на днях, при этом по огромной территории самой России можно курсировать спокойно между городами, где есть зараженные вирусом и где их нет. При этом такое чувство, что если бы россияне не видели в прямом эфире, что творится в Европе и какие меры принимаются там — у нас в стране и не стали бы масштабно готовиться к коронавирусу и публично говорить о нем. Все проблемы решаются по мере поступления: если у нас официально еще вчера было меньше 100 зараженных, то никакой карантин и объявлять не надо. Это отнимает у государства деньги и сеет панику. 

Когда (если) в России вирус приобретет характер пандемии — власти ограничат внутреннее авиасообщение и переведут жизнь целых городов на карантин. 

Если говорить цензурно — эти меры можно бы назвать надеждой на русский авось. Если говорить не языком народных сказок — это называется *************, окей, скажем раздолбайство. 

Чтобы в России не произошла пандемия коронавируса, школы следовало закрывать на карантин еще две недели назад (их даже до сих пор не закрыли — это случится только в субботу), тогда же закрывать авиасообщение с другими государствами и ограничивать внутреннюю миграцию. 

Но эта стратегия, которую можно назвать «раздолбайство» — еще не самый плохой вариант. В Италии коронавирус вызвал панику и нашествие всех возможных посетителей на здравоохранительную систему, которая к этому была не готова. Нет паники — нет и кризиса, который она за собой влечет. Продукты с полок уже начали сметать, но довольно вяло — и то, кажется, больше поддаваясь на панику покупателей в западных странах. Видео с километровыми очередями к супермаркетам из США попадают в Россию, не видя государственных границ. 

Пока всё остается так, как есть, можно сказать, что стратегия раздолбайства дает практический результат, которым может гордиться кремлевская пропаганда.  Но нет никаких гарантий, что паника не закипит, когда (если) число зараженных начнет расти в геометрической прогрессии. 

Если в ближайшую неделю вправду начнется пандемия, из-за которой Кремлю придется перенести голосование по Конституции Путина, — это приведет к одному из главных парадоксов российского Особого Пути. 

Гордостью авторитарных режимов является то, что они могут не идти на популистские решения. Такие режимы способны не заискивать перед избирателями, для того чтобы принимать непопулярные, но полезные для страны решения. 

Однако режим правления Путина таков, что способен принимать непопулярные решения, только если они касаются денег приближенных олигархов. В этом случае можно забрать деньги миллионов россиян из пенсионных накоплений. Но сил и воли этого режима не хватает для того, чтобы преждевременно ввести карантин и ограничить экономическую активность населения, чтобы избежать глобальной эпидемии. 

Еще друг пишет мне: «Эх, рановато Лимонов умер. Пропустит всё самое интересное!»

А я думаю, что Лимонов уже не одного и не двух товарищей хоронил с такими же словами. На гражданской войне в Югославии, в золотую и буйную эпоху нацболов начала нулевых. «Эх, рановато. Пропустит всё самое интересное».

А Лимонов много всего интересного пережил и повидал. 

Жаль только, что последние 10 лет прожил в обиде и с чувством острой несправедливости. Но автор выдающийся, что уж говорить, до сих пор было интересно читать. Даже если писал ахинею.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.