Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите MT!

Обреченный выстоять: историческая память не подлежит ликвидации

Соловецкий камень на Лубянской площади в Москве. Фото: Владимир Гердо / ТАСС

На прошлой неделе российские власти недвусмысленно обозначили свое намерение ликвидировать «Мемориал» (признан в России «иностранным агентом») — самую авторитетную и одну из старейших правозащитных организаций в стране. «Мемориал» продвигает и защищает права человека, работает над увековечиванием памяти жертв политических репрессий и предоставляет важнейшую площадку для открытых дискуссий и свободного от цензуры творчества.

В центре этой деятельности — две ключевые мемориальские структуры: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал» и одноименный правозащитный центр. Первым занялась Генеральная прокуратура, вменив неоднократное нарушение иезуитского законодательства об «иностранных агентах». В отношении второго прокуратура Москвы проявила большую изобретательность, добавив к «иноагентским» претензиям еще и обвинения в оправдании терроризма и экстремизма. Оба иска будут рассматриваться судами в конце ноября.

В последнее время в России стремительно нарастают репрессии против гражданского общества. Одним из главных инструментов этой политики служит ужесточение и расширение драконовского законодательства об «иностранных агентах». Этот ярлык теперь навешивают не только на организации и СМИ, но и на отдельных журналистов и активистов. Ряд людей, известных своей работой в правозащите и медиа, оказались перед вынужденным выбором в пользу эмиграции, чтобы избежать уголовного преследования по еще более зловещему закону о «нежелательных организациях».

Но даже на столь мрачном фоне нынешняя атака на «Мемориал» вызывает шок. На протяжении всей новейшей истории России мемориальские организации были становым хребтом российской правозащиты, эпицентром гражданского активизма, хранителями памяти о жертвах советских политических репрессий и нарушениях прав человека в постсоветскую эпоху, местом притяжения для всех тех, кто не утратил способности критически мыслить, творческих людей, ученых и просто тех, кому небезразлично будущее страны.

Акция, которая, начиная с 2007 года, проводилась 29 октября, накануне Дня политзаключенного, пока в России под предлогом пандемии не запретили любые (кроме угодных власти) массовые мероприятия, ярко высвечивает роль «Мемориал» как совести нации. Тысячи людей стекались на Лубянскую площадь в центре Москвы, чтобы вместе с «Мемориалом» почтить память жертв сталинского «Большого террора» 1937-38 годов. Мемориальцы давали каждому белый листок бумаги с фамилией, возрастом, профессией и расстрельной датой и, зачастую под ледяным дождем и на пронизывающем ветру, люди выстаивали многочасовую очередь к микрофону, чтобы зачитать это у Соловецкого камня напротив главного здания ФСБ, где в советское время размещался Комитет государственной безопасности.

Активисты «Мемориала» доставили камень с Соловецких островов на Белом море, где был расположен один из первых объектов ГУЛАГа, и в 1990 году установили его в память о жертвах репрессий, которые только в Москве за два страшных года унесли жизни больше 30 тысяч человек: рабочих, служащих, аппаратчиков, учителей, врачей, адвокатов, портных — список можно продолжать бесконечно. Благодаря «Мемориалу» имена погибших каждый год звучали на Лубянке. Акция проходила под щемящим названием «Возвращение имен»: по задумке, те, кто у микрофона зачитывал имена, как бы возвращали к жизни память об этих людях и призывали никогда впредь не допустить повторения истории.

Тот же «Мемориал» предавал гласности страшные преступления во время кровавых первой и второй чеченских войн, и методично документировал преследования по политическим мотивам, произвольные аресты и несправедливые суды по всей России. Много лет его активисты стоят на защите тех, кто пострадал от нарушений прав человека в прошлом и настоящем, фиксируя и перепроверяя свидетельства и неутомимо добиваясь правосудия.

Теперь российские власти без тени иронии обвиняют «Мемориал» в том, что он «грубо нарушает права граждан», «систематически скрывая информацию о выполнении функций иностранного агента». В обоснование этой нелепицы они приводят список административных штрафов, наложенных за последние годы на обе мемориальские структуры и их руководство за отсутствие на некоторых опубликованных материалах токсичного маркера «иностранного агента», обязательное размещение которого является одним из деструктивных требований соответствующего закона.

В духе оруэлловской антиутопии власти утверждают, что отсутствие маркера повлекло нарушение прав граждан на свободу получения информации и на защиту детей от информации, негативно влияющей на их нравственное и духовное развитие, которые гарантируются Конституцией и международными договорами РФ. Венчает аргументацию приравнивание мемориальских материалов о недобросовестной, политически мотивированной практике применения широкого и неконкретного российского антитеррористического и антиэкстремистского законодательства к уголовно наказуемому оправданию терроризма и экстремизма.

Среди неравнодушных людей в России и по всему мире поднялась волна возмущения, и сейчас они выступают в защиту «Мемориала». Не приходится сомневаться, что атака властей на организацию, которая по праву может считаться столпом национальной правозащиты, направлена в самое сердце российского гражданского общества. Но историческую память и стремление людей к основным свободам и верховенству права не уничтожить никакими судебными исками. «Мемориал» просто обречен выстоять.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.