Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите MT!

Как Красноярск стал книжной столицей России

Юбилейная 15-я ярмарка КРЯКК обогнала московские книжные выставки по числу посетителей

Политолог Екатерина Шульман на Красноярской ярмарке книжной культуры КРЯКК Антон Петров / Фонд Михаила Прохорова

«Я с радостью наблюдаю, что сейчас помощь регионам стала модным трендом. Мы в свое время его инициировали, стали пионерами этого движения», — вспоминает историю Красноярской книжной ярмарки КРЯКК Ирина Прохорова, ее основатель и куратор. В этом году форум проходил в 15-й раз и за это время многое поменялось в стране, ее регионах и в культуре.

Культура едет по стране

Сказать, что вся культурная жизнь ушла от федерального центра, было бы, конечно, сильным преувеличением. Но то, регионы вышли из тени Москвы и Петербурга и стали формировать собственную культурную повестку — факт.

Конечно, яркие всплески, заметные в масштабах всей страны, в регионах периодически случались (можно привести примеры в диапазоне от екатеринбургского рока до громких постановок Новосибирского театра оперы и балета, стоивших работы их автору Тимофею Кулябину). Но в любом случае: ни по размаху, ни по постоянству они не могли сравниться со столичными.

Ситуация стала меняться около пяти лет назад. Флагманом стал Урал: здесь открылся «Ельцин-центр», один из наиболее технически новаторских музеев России, начала набирать силу Уральская биеннале. В уверенную институцию выросли Пермский музей современного искусства PERMM и Красноярский музейный центр «Площадь Мира». В Нижнем Новгороде флагманом стал «Арсенал». В Калининграде с 2013 г. с успехом проводится кинофестиваль короткого метра «Короче».    

Процесс пошел, но нужно было зафиксировать достижения. Такой символической отметкой стала победа Уральской биеннале, в 2020 г. признанной изданием The Art Newspaper Russia лучшей выставкой года. Тогда эта награда впервые ушла региональной экспозиции. 

Тяжелый ковидный год региональной культуре пошел на пользу и закрепил тенденцию. Шумное празднование десятилетия фестиваля «Арт-овраг» в небольшом промышленном моногороде Выксе (с открытием фрески Эрика Булатова на стене цеха Выксунского металлургического завода при личном присутствии классика) стало событием даже не российского, а мирового значения. В Самаре создан первый региональный филиал Третьяковской галереи, и там уже проходят выставки.

Книги в Красноярске

КРЯКК тоже удалось вырасти из регионального события в полноценный фестиваль современной культуры федерального значения. 

Если в первый год организатор, Фонд Михаила Прохорова, привлек в Красноярск 63 издательства, то сейчас в КРЯКК участвуют 250. Больше только у главного конкурента — московской Non/fiction, в которой в прошлом году приняли участие более 300 издательств. Но, по словам организаторов КРЯКК, 250 – это максимум, который вмещает площадка ярмарки. Зато по числу посетителей (40 000 в этом году) региональный форум обходит и Non/fiction (37 000 человек в 2020 г.), и Московскую международную книжную ярмарку (25 000 человек за четыре дня работы в прошлом году.  

Бюджет КРЯКК тоже растет. Если в 2009 г. финансирование обошлось в 22 млн руб., по последняя доковидная ярмарка году — 39 млн руб. (бюджет этого года в фонде не раскрыли). В эту сумму входит непосредственная организация площадки, трансфер многочисленных спикеров и выступающих артистов, а также перевозка книг всех представленных на ярмарке издательств.

Но, чтобы стать культурным центром, мало продавать книги и собирать посетителей. Важно формировать повестку — и для этого каждый год темой КРЯКК выбирают наиболее актуальную общественную или гуманитарную проблему. За эти годы обсуждали проблематику регионов, конфликт частного и общественного, новую этику. Фокусом XV ярмарки стали вопросы сосуществования мужчины и женщины в современном мире: женская повестка, изменение социальных ролей мужчин и женщин, трансформация семьи, сценарии взаимоотношения полов и так далее. 

Для большинства мероприятий Фонда, и для КРЯКК в том числе, характерна академичность. Это и преимущество, и сложность: серьезный подход помогает избежать поверхностных разговоров, но он же может отпугнуть широкую аудиторию. И этот год выглядел шагом навстречу массовому посетителю. Впервые в программе форума появилась секция кино (прежде привозили только театральные постановки и классическую музыку), а специальный показ модного сериала «Чики» проходил при участии одной из его главных звезд, героини всех глянцевых журналов и фактически олицетворения женщины нового типа Варвары Шмыковой. В научной программе нашлось место не только ученым, но и главному редактору журнала «Домашний очаг» Наталье Родиковой — она рассказывала, как и почему глянец заинтересовался общественно значимой повесткой, от выборов до домашнего насилия. Наконец, главной звездой ярмарки стала Екатерина Шульман, без которой сейчас не обходится практически ни одно массовое просветительское мероприятие, всерьез претендующее на внимание публики. Шульман и здесь собрала полный зал, о чем отчиталось местное издание Sibnovosti.ru. 

«И трогательное отражение происходящего в местной прессе: о чем разговор был, не пишут, зато отмечают, что народ сидел на полу», — пожурила их Шульман в своем Фейсбуке.

Но, кажется, сибирские коллеги не так уж ошиблись с акцентом. Умные мысли есть у многих, а аудитория, готовая сидеть на полу, чтобы эти мысли выслушать, — у единиц. И успех КРЯКК в целом еще раз подтверждает «правило Шульман»: сделай сложные вещи доступными, и люди к тебе к тебе потянутся.

Чем еще заняться в Красноярске

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.