Поддержать МТ

Истории Транссиба: Таксист

Георг Валльнер / Место47

Я родился в Азербайджане и учился в Баку. В Советском Союзе приехал учиться в Нижний Новгород в Институт водного транспорта. И так до сих пор здесь живу. Вот сегодня я таксую, а в девяностых, двухтысячных годах, я занимался бизнесом и  зарабатывал хорошие деньги. Но из эти денег восемьдесят процентов родственникам отправлял. Кавказ есть Кавказ. Там воспитание совсем другое. Там есть уважение к старшим, уважение к женщине.

Моя первая жена – журналист и на телевидении ведущая, в университете заведует кафедрой, умная женщина. Она и про меня книгу написала.

С ней мы из одной деревни, учились вместе в школе. Мы с ней разведены. Первый фундамент для развала семьи заложил ее отец, мой тесть. Когда мы поженились, я сказал, поедем в Нижний Новгород, я не буду в Баку жить. А ее отец не разрешил: нет, она журналистка и в Баку будет работать. Я купил ей там четырехкомнатную квартиру, говорю, живи, я буду ездить. Ну а разве это жизнь: то там, то здесь? Пришлось развестись через четыре года.

Она меня безумно любила и любит. До сих пор звонит мне в день по пять раз. Когда мы развелись, ей было 32 года, молодая женщина. Ее отец через ее сестру передал, «желающих вокруг много, мол, пусть выйдет замуж, молодая еще». Она после этого восемь месяцев с отцом не разговаривала. Сказала, что был один мужчина, а второго не будет. Этого человека я люблю, и всю жизнь буду любить, и все. У нас с ней есть дочь.


								 				Георг Валльнер / Место47
Георг Валльнер / Место47

После развода я десять лет не общался с ними, квартиру оставил и ушел. Все эти годы я не видел дочь. Сначала я отправлял деньги, а потом дочка стала выступать. Я папу хочу, а не деньги. В 2016 году я приехал туда, и моя племянница организовала мне встречу с моей дочкой. Десять лет спустя. Приехал, сел в машину бывшей жены, а дочка начала детские обиды говорить, все, что она копила в себе эти годы. Она мне все высказала, начала плакать. Я ей говорю, «Все, дочка, закончила? До свидания.» Я не смог, когда на меня так наезжают, у меня характер такой.

Со своей второй женой я познакомился в Нижнем в больнице, где я лежал с язвой, она тоже была пациенткой. Она была хорошей женщиной, очень меня любила. Свои болезни она забывала, вылечила мне язву с помощью своего питания.

Мы жили с ней в двухкомнатной квартире, была дача, Волга, Жигули. Я зарабатывал деньги, у нее была вторая группа инвалидности, ревматоидный артрит. Завещание она оставила мне. Ее тетя уговорила, сказала, ты же свою маму знаешь, она в лицо улыбается, а на деле она гнилой человек. Она отдала мне дом, который завещал ее отец при условии, что ее сестре и племяннице я куплю квартиру.

Потом теща подала на меня в суд. Судья начала дело так: черный кавказец надул бабулю семидесяти лет. Я судье сразу сказал, чтобы она на меня голос не повышала. Но когда судья выяснила, что ее врач, родственники, соседи, все пошли за меня, все изменилось. Через полгода мы подписали соглашение. Вы не поверите, сколько мне жена снилась после этого и спрашивала, что же случилось. Почему мы с мамой поссорились. Я к ней шел, а она убегала.

После ее смерти я познакомился со своей третьей женой. Еще когда она лежала в больнице, я пошел в кафе есть. Увидел ее. Она азиатка, симпатичная молодая девушка, официанткой работала. Увидел и внезапно подумал: какая бы жена была у меня. Потом историю эту забыл.

После смерти жены, года через полтора, я снова попадаю в это кафе, вижу ее. Решил с ней познакомиться.  Она убирала со столов. Я сел туда, она говорит, садитесь за чистый стол, чего сюда сели? Я говорю, «Специально сел, с тобой познакомиться. Хочу, чтобы ты меня обслужила.»

Я дал ей телефон, но она не позвонила. Когда пришел на следующий день, спросил, где она живет, и после работы ждал ее около дома на машине. Я сказал ей с завтрашнего дня не ходить на работу. У меня намерения серьезные. На следующий день пришел с розами, как положено и не пустил на работу. Поехали ко мне на квартиру, сразу все показал ей, говорю, «Ты за меня замуж выйдешь? Долго не думай.»


								 				Георг Валльнер / Место47
Георг Валльнер / Место47

Через месяц мы подали заявление и поженились. И вот уже семнадцать лет вместе. Отношения с ней очень сложные. Мне пятьдесят девять, ей тридцать восемь лет: двадцать один год разницы. Она ревнует меня к каждому столбу.

Я вообще сволочь. Года четыре я ей вообще не изменял, но она все равно меня ревновала. Будто я только этим и занимаюсь. Ну, думаю, как так – я без вины виноватый! Вот и начал ей изменять. Я ей говорю, что люблю ее, хочу быть с ней, она же должна понять, что я все для семьи делаю. Я человек больше семейный, работаю сутками, чтобы семью обеспечивать. Несколько раз мы чуть не развелись, но перешагивать через детей я не могу сейчас, они будут очень переживать. Особенно дочь. Я одной уже больно сделал, не хочу этим детям тоже больно делать.

Эта статья изначально опубликована на сайте проекта Место47. Вы можете прочитать эту и другие истории или послушать подкаст здесь.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.