Поддержать МТ

«Как квакеры спасали Россию»

Книга Сергея Никитина открывает неизвестную историю

Автор Сергей Никитин

Квакеры, или официально, Religious Society of Friends, одна из самых «незаметных» христианских деноминаций. Квакеры «скромны»: они традиционно не занимались прозелитизмом, так же не очень рекламируют свою благотворительную деятельность. 

Между тем, ровно сто лет назад квакеры смогли спасти десятки тысяч человеческих жизней во время голода в России. Причем, делали они это, рискуя своими жизнями, ибо в стране свирепствовали эпидемии, несколько квакеров погибли – а также чувствуя на себе постоянно подозрительный взгляд советского Большого брата. 

Позднее по политическим причинам историческая память об этом подлинном подвиге была стерта советскими идеологами, для которых Запад был «империей Зла», откуда не могло явиться ничего хорошего. В 1990-е годы историк Сергей Никитин почти случайно узнал о деятельности квакеров в России и с тех пор занимался исследованием, которое завершилось книгой «Как квакеры спасали Россию».

The Moscow Times поговорил с Никитиным о белых пятнах истории, человеческом героизме и подлости, а также о том, чем Россия 21 века похожа на Россию 1920-х годов.

Сергей, своей книгой Вы открыли для российского читателя тему «Квакеры и Россия». Но расскажите, как эту тему Вы открыли для самого себя?

Тема возникла совершенно случайно. Много лет тому назад, когда я встретился в Лондоне с человеком, который сказал, что он исследовал тему помощи квакеров советской России в 1920-е годы во время голода.  Его звали Билл Чадкирк (Bill Chadkirk), и он сообщил мне, что в России некогда был такой плакат: «Учитесь работать у квакеров».

Для меня это было полное открытие: нас в школе никогда этому не учили. Я был поражен. Он написал работу на эту тему, я попросил прислать ее мне, после того, как я прочел, понял, что надо исследовать больше – детали меня очень сильно заинтересовали.

С этим я отправился в архив в Петербурге, где я тогда жил, там мне дали контакты в архиве Бузулука, где квакеры работали в 1920-е годы. Я связался с ними, поехал туда, вот так все потихоньку и закрутилось. Чистое стечение обстоятельств — случайность за случайностью.

Квакеры легко ассоциируются с Англией или Пенсильванией, но только не с Бузулуком Самарской губернии. Каким образом квакеры вообще попали в Россию?

С 1916 году в Англии существовал Комитет помощи жертвам Мировой войны, и квакеры помогали мирному населению, пострадавшему от боевых действий. Занимались Бельгией, балканскими странами, но на каком-то моменте Лондон получил информацию, что дела с этим в России тоже обстоят плохо. Люди из зоны боевых действий потеряли свои дома, и под угрозой жизни отправились на восток Российской империи.

Узнав об этом, квакеры решили понять, каким образом, при всех ограниченных ресурсах, которые они имели, можно помочь этим несчастным беженцам. Первая группа была всего четыре человека, которые в апреле 1916 года отправились в Петроград. Там в беседах с официальными лицами пришло понимание того, что Самара и Бузулукский уезд конкретно могут быть тем местом, где квакеры смогут что-то сделать. В Бузулуке соотношение беженцев к числу местных жителей было наиболее критическим. В Москве и Петрограде абсолютное количество беженцев было, конечно, несравненно, больше, но там оно составляло примерно два процента от общего числа населения, тогда как в Бузулукском уезде это было 23 процента.

После этого туда приехали врачи из Великобритании, и это была первая миссия квакеров, которая проработала до Гражданской войны, то есть до 1918 года.

Из этого становится ясно, почему квакеры снова появились в России именно в Бузулукском уезде уже в 1921 году во время голода.

Да, после первой миссии в Россию у них уже было понимание того, что они могут сделать хорошее, пусть и в небольших объемах. В Москву приехал англичанин, плотник из Манчестера, Артур Уоттс, который распределял гуманитарную помощь – это были сухое молоко, рыбий жир, мыло, рис, овсянка и лекарства, он распределил несколько десятков тонн этого груза.

Большая часть этой помощи была роздана в Бузулуке и селах уезда, квакеры доставляли продукты в 45 детских домов – а это ежедневно почти 5 тысяч порций, и только часть масштабного проекта. Продукты выдавали и непосредственно семьям, особенно тем, где были младенцы и кормящие матери, также была организована сеть детских столовых.

С того момента, когда большевики открыли ворота иностранным организациям помощи, прошел год. Общество Друзей спасло около полумиллиона жителей Бузулукского уезда. Пик голода миновал. Как теперь сложится работа квакеров в Советской России, когда тема голода стала уходить с первых полос даже советских газет?»

Удивительно, но когда я был в Бузулуке, мне удалось найти старушек, которые помнили и голод, и квакеров. Тогда они были еще детьми, но все признавали, что без квакеров им бы не удалось выжить.

Кроме того, квакеры оказывали медицинскую помощь, можно сказать, подняли систему здравоохранения в Бузулукском уезде с колен. Там квакеры открыли больницу , боролись с малярией, раздавая хини, бывший в то время единственным лекарством.

На меня произвело впечатление, что квакеры – используя известный мем про рыбу и удочку – не только раздавали голодным «рыбу», но давали также и «удочки».

Квакеры были настроены именно на такого рода помощь – «технологическую». Еще в  1920 году бывший глава миссии Теодор Ригг писал, что хорошо, если бы несколько квакеров, которые говорят по-русски, могли бы поселиться в Бузулукском уезде и там бы своим трудом показали, как правильно вести сельское хозяйство.

Квакеры покрывали примерно 20 процентов от стоимости создания инфраструктуры в Бузулукском уезде -- строительства мостов, дорог, ремонт школ и больниц. Кроме того, они закупили 18  тракторов – что тогда было хай-тек – и пригнали из казахских степей 400 лошадей. Лошади были гораздо лучше местных, так что пользовались большим спросом.

Тем не менее, в середине 1920-х годов проекты в Бузулукском уезде были свернуты, а офис в Москве в 1931 году пришлось закрыть. В чем проблема?

Проблемой было отношение советских властей к религии. В середине 1920-х годов стали выходить такие одиозные издания, как журнал «Безбожник», тогда же усилились репрессии против представителей всех религий. Можно вообще считать чудом, что маленький офис квакеров в Москве просуществовал до 1931 года. Думаю, это и к лучшему, потому что уже года через два-три многие могли бы серьезно пострадать. Не надо забывать, что многие из тех, кто общался с квакерами, работал у них или просто приходил в офис, во время Большого террора погибли от чекистской пули.

Своей книгой Вы открываете забытую страницу истории. Однако надо иметь в виду, что она была не случайно забыта. Это была совершенно намеренная историческая политика.

Да, и надо признать, что квакерам в российской истории еще повезло – их просто из нее стерли. Гораздо хуже было с American Relief Administration (ARA). На АРА были вылиты тонны грязи: ее обвиняли и в шпионаже, и в прочих смертных грехах.

К сожалению, это вообще довольно характерно для нашей страны.  Я читал советские газеты того времени – там полное восхищение, самые лучшие слова говорились Троцким, Калининым, Каменевым. Все это исчезло, обещания воздвигнуть памятники «нашим спасителям» тоже были болтовней, и имена «спасителей» были смешаны с грязью.

Гораздо позже, во времена перестройки страна усилиями большевиков снова оказалась на грани голода. Снова помощь Запада сыграла большую роль в том, что люди смогли как-то выжить. Однако и это сейчас  подвергается искажению, и говорят о «лихих 1990-х». Это такая печальная характерная черта – не народа, а российских властей – умолчать, соврать, исказить.

Это чекистский менталитет: по их мнению, иностранец не может быть хорошим и добрым, наверняка, у него какие-то тайные замыслы. К сожалению, это заражает и умы простых людей. Еще до того, как книга вышла, я публиковал отдельные истории о квакерах в онлайновых изданиях. И я был поражен количеством глупых комментариев, которые приходили, видимо, от людей, отравленных пропагандой.

Писали полную ахинею, например, про Бузулук: приезд квакеров в Бузулук объяснялся тем, что «Бузулук, известно, то место, где нефть буквально из земли бьет». Какой шпионаж в деревнях, где все подряд умирают от голода?

Это осадный менталитет: Россия — укрепленная крепость, к которой с разных сторон подползают враги. Наверное, одна из главных задач, которая была у меня при написании книги – этот миф опровергнуть.

«Как квакеры спасали Россию» Глава 6

«Начав работу в Бузулуке и уезде с сентября 1921 года, к  февралю   1922-го   Английская   группа   кормила 70 000 детей и 60 000 взрослых,  то  есть  всего 130 000 человек. Следует особо подчеркнуть, что в отеле снабжения Бузулукского офиса квакеров работал лишь один англичанин и четверо или пятеро русских сотрудников. Для разгрузки приходивших на станцию Бузулук товарняков с продуктами направляли два-три десятка членов местного профсоюза железнодорожников. За работу им выдавался небольшой паек, но от постоянного недоедания эти несчастные порой были не в состоянии поднять мешок или ящик на разгрузке. Месяц от месяца росло число пайков, увеличивалось число людей, получавших еду от квакеров. Бузулукская уездная комиссия помощи голодающим, отчитываясь за май 1922 года, писала в Самарскую губернскую комиссию помощи голодающим:

 Как и следовало ожидать, цифра наличного населения несмотря на то, что процент смертности почти уже нормальный, благодаря более точным сведениям с мест полученным от Волисполкомов на 1 июня, выражается в 515 161. Имея в виду, что почти нормальный процент смертности, если не будет эпидемий, может измениться только в сторону его понижения, можно определенно констатировать, что вместе с эвакуировавшимися (около 30 000) уезд потерял до 140 000, т. е. 21,5% населения вме- сто ожидаемой убыли в 50%, судя по размерам гибели населения в начале голода, и особенно ноябрьской, декабрьской и отчасти январской смертности. К настоящему времени Укомпомголод при помощи иностранных организаций из общего числа нуждающегося населения в 485 241 человек питает 478 772 души, т. е. почти все 100%.

 Даже минимальным числом сотрудников квакеры сумели спасти десятки тысяч людей.

В июне 1922 года квакерская программа оказания помощи голодающим достигла своего пика, число получавших питание существенно увеличилось. Английские и американские труды по истории квакерской помощи, как и советская пресса, давали ошибочную информацию, приводя существенно заниженные цифры. При помощи сотрудников Бузулукского архива мне удалось обнаружить документы, в которых зафиксировано:

 Английская группа ОДК (в 38 волостях северо-западной части уезда и в городе) кормила 264 184 человек. Американская группа ОДК (в 18 волостях юго-восточной части уезда, резиденция — с. Сорочинское) кормила 147 806 человек.

ВСЕГО 411 990.

То есть в июне 1922 года квакеры — американские и английские — кормили 85% нуждавшегося населения Бузулукского уезда! В архивных документах указывались продукты, входившие в пайки:

 Английской группой ОДК выдается паек одинаковый как для взрослых, так и для детей: пшеницы — 12 фунтов, фасоли — 2 ф., сельдей — 1 ф., муки — 3 ф., рису — 1 ф., сахару — ½ ф. Консервов — 2 банки.

Американской группой: для взрослых кукурузы 30 ф. Для детей муки 18 ф.

Крупы 3 и 1/2, сахара 1/2 фунта.

Из этого числа в  городе квакеры  питают  5500 детей.

В июле программа кормления пошла на уменьшение, совместная англо-американская статистика кормления показала, что 320 000 человек получили пайки от Английской и Американской групп ОДК вместе. Пик голода был пройден,  пришло лето,  посевная  и надежды на новый урожай. Статистика в последующие месяцы выглядела так:

 ДОКЛАД ЗА АВГУСТ 1922 года:

…В августе ввиду снятия урожая, цифра пита- ющихся снижена до 243 687, т. е. количество пита- емых уменьшилось на 50%.

Английской группой намечено взять на питание с 1 сентября 56 000, на октябрь 80 000, ноябрь — 90 000…

 ДОКЛАД ЗА СЕНТЯБРЬ 1922 года:

С января 1923 года придется оказывать прод-помощь:

Взрослым в количестве   141 263   чел.,  детям — 125 946 чел.

Итого: 267 209 чел., что составит 55,1% всего населения.

Местный уездный комитет Помгола явно опасался, что квакеры уедут из России. Возможно, до них доходили некие тревожные слухи.

ОБЩЕСТВУ ДРУЗЕЙ (КВАКЕРЫ)

Милостивые Государи.

С чувством глубокого уважения Уездная комиссия по оказанию помощи голодающему населению свидетельствуют Вам искреннюю благодарность за оказываемую Вами помощь и тот труд, который несете Вы, в процессе этой чрезвычайно трудной работы сопряженными с известными лишениями и риском опасности. Вашу помощь безусловно сумеет оценить крестьянство Бузулукского уезда, как помощь бескорыстную, проникнутую лишь чувством человеколюбия к братьям, по воле стихии впавшим в безысходную нужду и страдания. И значение этой помощи особо ценно, особо громадно тогда, когда мы стоим накануне ее прекращения.

По частным сведениям, дошедшим до нас, Вы намерены покинуть уезд не позднее сентября, в надежде на то, что намечающийся урожай сможет обеспечить сытое существование без помощи, оказываемой Вами. Боясь, что эти сведения могут реализоваться в действительность, Укомголод имеет честь довести до вашего сведения следующее: размеры разрушения настолько колоссальны, что для того, чтобы восстановить это хозяйство, потребуется минимум 3 подряд урожайных года…»

С того момента, когда большевики открыли ворота иностранным организациям помощи, прошел год. Общество Друзей спасло около полумиллиона жителей Бузулукского уезда. Пик голода миновал. Как теперь сложится работа квакеров в Советской России, когда тема голода стала уходить с первых полос даже советских газет?

Отрывок из «Как квакеры спасали Россию», автор Сергей Никитин, издатель Новое литературное обозрение. © С. А. Никитин, 2020 © В. Аксенов, вступительная статья, 2020 © ООО «Новое литературное обозрение», 2020. Печатается с разрешения автора и издательства. Все права защищены.

Дополнительную информацию о книге и авторе можно узнать на сайте издательства.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.