Поддержать МТ

«Пакет Snickers, чтобы выжить в лесу».

Невероятное путешествие противника Лукашенко в Польшу из Беларуси

Андрей Остапович Instagram / astap_mystery

Через неделю после президентских выборов в Беларуси старший следователь Следственного комитета Андрей Остапович решил, что больше не может молчать.

Он уже начал терять доверие к президенту Александру Лукашенко и даже принял участие в одном из первых послевыборных маршей протеста. Переломный момент наступил в его первое дежурство на выходных после выборов 9 августа, когда начальство потребовало от Остаповича заняться следствием в отношении протестующих, задержанных в Минске за повреждение полицейского фургона. Остапович был уверен, что обвинение сфабриковано.

«Я собственными глазами видел беззаконие милиции и полное игнорирование закона. Я знал, что не собираюсь принимать участие в репрессиях, я должен был подать заявление», — сказал он The Moscow Times.

16 августа он оставил заявление об отставке на своем столе, сказался больным и уехал в Москву.  Вскоре после этого его пост в Instagram с фотографией заявления об отставке, призывающий соотечественников-белорусов «изгнать диктатора», стал вирусным.


				Прошение Андрея Остаповича об отставке.				 				Instagram / astap_mystery
Прошение Андрея Остаповича об отставке. Instagram / astap_mystery

Остапович говорит, что с тех пор его жизнь превратилась в катание на американских горках – в ней  были и задержание в России, и поиск укрытия от милиции в белорусском лесу и, в конечном итоге, бегство в Польшу.

Он один из немногих государственных служащих, уехавших из Беларуси после того, как вспыхнули протесты против выборов. Лукашенко столкнулся с забастовками рабочих государственных предприятий, которые долгое время считался ядром его политической поддержки. Однако не наблюдалось протестов со стороны высокопоставленных чиновников, тем более аппарата безопасности, который значительно разросся за два с половиной десятилетия пребывания Лукашенко у власти.

Ни ФСБ России, ни Следственный комитет Беларуси не ответили на запросы о комментариях по делу Остаповича.

Остапович понял, что его проблемы только начинаются, когда после приезда в Москву он получил сообщение от «высокопоставленного» друга в Беларуси. Тот написал, что власти начали искать его на следующий день после публикации в Instagram и знали, что он в России.

Понимая, что ему нужно покинуть страну, он связался с латвийскими властями, которые пообещали ему получить визу, как только он пересечет российско-латвийскую границу.

Прорыв на границу

Остапович взял в аренду машину и девять часов ехал до латвийской границы. Однако российские пограничные власти отказались пропустить его из-за ограничений, связанных с Covid-19. С латвийской стороны ему посоветовали отправиться в ближайшее консульство в Пскове.

В Пскове местная полиция задержала Остаповича по обвинению, которое он описывает как «сфабрикованное».

После ночи в тюремной камере Остаповичу приказали выйти через черный ход. На улице его встретили семь мужчин в масках, которые, по его мнению, были сотрудниками ФСБ.

Остаповичу завязали глаза, запихали в фургон и приковали наручниками к гире.

«Я был в панике. Не собираются ли они бросить меня в реку? Я хороший пловец, но 30-килограммовый вес был бы моим концом», — сказал он.

По данным правозащитных организаций, после начала протестов несколько активистов в Беларуси пропали без вести. Хотя большинство из них в конечном итоге проявилось, директор военно-исторического музея, который, как сообщается, отказался подписать протокол о победе Лукашенко на выборах, был найден мертвым. Белорусские СМИ сообщили об этом через несколько недель после выборов.

«Я не имел понятия, что они собирались сделать. Если бы захотели, они легко могли бы инсценировать мою случайную смерть», — сказал Остапович.

Через несколько часов он стал слышать звуки, похожие на шум проезжающих фур. Это заставило его подозревать, что фургон приближается к белорусской границе. Его похитители приказали снять повязку с глаз и сказали, что он находится в Витебской области Беларуси, на границе с Россией.

Они добавили, что ему запрещен въезд в Россию на пять лет за участие во «взятии в заложники солдат ЧВК Вагнера».

В июле Беларусь арестовала 33 российских наемника из так называемой «Частной военной компании Вагнера» по обвинению в заговоре с целью дестабилизации страны перед президентскими выборами. Позже власти Белоруссии заявили, что наемников заманили в ловушку, бывшей частью спецоперации Службы безопасности Украины.

«Это абсолютно абсурдное обвинение, но я решил не испытывать удачу и не стал спорить», — сказал Остапович. Предполагаемые сотрудники ФСБ оставили его на пустой дороге, не передав белорусским службам безопасности — сразу после выборов Россия еще не поддерживала Лукашенко открыто.

«Надо помнить, что это было еще до всех переговоров Путина и Лукашенко. Россия открыто не помогала Беларуси, поэтому им хотелось быть сдержанными», — сказал он.

Российский адвокат Остаповича, Вячеслав Головин, подтвердил The Moscow Times подробности необычной истории Остаповича и сказал, что, по его мнению, из страны его вывезли российские силы безопасности.

«Скорее всего, его вывезли в Беларусь российские спецслужбы. Сомневаюсь, что его подвезли какие-то добрые самаритяне», — сказал Головин Radio Free Europe / Radio Liberty вскоре после того, как Остапович покинул Беларусь.

Пять дней в лесу

Через несколько секунд после того, как российский фургон уехал, Остапович увидел другой фургон, похожий на милицейский, который мчался прямо к нему. Остапович сразу побежал в лес, чтобы скрыться.

Следующие пять дней он проведет там, утоляя жажду водой из ручьев и питаясь тем скудным запасом еды, который у него был.

«К счастью, я прихватил с собой большой пакет Snickers mini. Все остальные вещи остались в отеле в Пскове», — сказал он.

Первые две ночи он провел, прячась от фонарей и опасаясь белорусской милиции.

Когда все «успокоилось», Остапович начал проходить до 70 километров в день.

В какой-то момент, дезориентированный, он застрял в болоте, что привело его в состояние отчаяния и крайней усталости. В другую ночь за ним гнался кабан, заставивший его «дрожать с головы до пят».

3 сентября, через две недели после того, как был сделан пост в Instagram, Остапович добрался до Польши.

Он сказал, что по пути ему помогли несколько человек, но не рассказал подробностей из «опасения за их безопасность».

В Беларуси ему предъявлены официальные обвинения в «злоупотреблении властью или служебными полномочиями».

«Я надеюсь когда-нибудь рассказать всю историю», — сказал он.

Остапович считает, что в такой маленькой стране, как Беларусь, любой поступок, подобный его собственному, ослабляет режим.

«В конце концов, плотину все же прорвет».

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.