Поддержать МТ

«Впереди тяжелые времена». Срочный кредит от России мало что изменит для Лукашенко

На этой неделе президент Белоруссии Александр Лукашенко прилетал в Сочи на встречу с Владимиром Путиным – в то время, как в Минске продолжались акции протеста, в которых участвовали десятки тысяч человек. Kremlin.ru

По мнению аналитиков, срочный кредит России в размере $1,5 млрд мало чем поможет находящемуся в обороне президенту Беларуси Александру Лукашенко и не предотвратит скатывания его экономики в кризис.

Вместо этого сделка подчеркивает глубокую зависимость Минска от финансовой и политической поддержки со стороны Москвы. Ожидается, что Беларусь использует эти средства – что уже согласовано между Лукашенко и Путиным на разрекламированном саммите в Сочи — в основном для рефинансирования долга, который Беларусь должна выплатить России.

Государственный долг Беларуси составляет около $1,2 млрд, и его необходимо пролонгировать до конца этого года, сообщила The Moscow Times Екатерина Борнукова, экономист и научный директор Белорусского исследовательского и информационного центра (BEROC).

«У нас нет подробных данных, но я предполагаю, что большая часть из них пойдет в Россию. Кроме того, Беларусь должна выплатить «Газпрому» кредит в размере $325 млн, — добавила она. — Это именно те $1,5 млрд, которые якобы получит Беларусь. Итак, мы собираемся взять эти деньги — и вернуть их России».

Старые деньги

Многие подозревают, что сделка играет, скорее, политическую роль, чем экономическую.

«Объявление о кредите — всего лишь пример хорошего маркетинга. Эти $1,5 млрд — не новые деньги, это в основном рефинансирование уже существующей задолженности, — сказала Софья Донец, экономист «Ренессанс Капитал».

«Было очень важно показать, что Россия есть, Россия поддерживает, Россия готова рефинансировать», — добавила она.

Более серьезной задачей для Лукашенко станет обеспечение финансового здоровья Беларуси в ближайшие годы. Эксперты говорят, что стране необходимо около $3-4 млрд в год, чтобы иметь возможность погасить или рефинансировать государственный долг, 95% которого, по данным Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), номинировано в иностранной валюте.

Эксперты считают, что жесткое подавление Лукашенко протестов только усилит надежду на то, что Россия поможет покрыть эти счета, однако, одновременно заблокирует доступ Минска на международные рынки.

«Будут санкции с Запада. В этом нет никаких сомнений», — сказал The Moscow Times советник бывшего премьер-министра Беларуси Сергея Румаса Даниель Круцинна.

«При санкциях со стороны Запада у нас, по сути, есть рынок, открытый только для инвесторов из России или Китая, которые не очень известны своим альтруизмом — они поставят очень жесткие условия Беларуси».

На откуп России

По расчетам Института международных финансов, почти $8 млрд — или 47% - непогашенного государственного долга Беларуси приходится на Москву в виде двусторонних займов. Еще $2,2 млрд приходятся на Евразийский фонд стабилизации и развития — небольшой международной организации пяти постсоветских государств, где ключевые решения также принимает Россия.

В совокупности это означает, что Москва контролирует более 60% государственного долга Минска, и еще 20% принадлежит Китаю.

Борнукова сомневается, что Пекин — практический вариант для Лукашенко в нынешних условиях.

«Китай обычно любит давать условные ссуды, которые необходимо потратить на китайские проекты, покупку китайского оборудования или найм китайских компаний для строительства заводов. В прошлом это не срабатывало для Беларуси, и сейчас нет хороших проектов, которые Китай мог бы поддержать», — сказала она.

«Более того, Китаю нравится стабильность. А это не то, как мы можем описать Беларусь прямо сейчас. Так что в основном с точки зрения финансирования государственного долга мы находимся во власти России».

В недавнем отчете АКРА говорится, что Беларусь, вероятно, до протестов не нуждалась в российском финансировании для покрытия обязательств в этом году, поскольку вероятность дефолта была маловероятной.

«В будущем вероятность невыплаты государственного долга может значительно возрасти», — предупредила организация, сославшись на всплеск процентных ставок и непогашенных обязательств государственных предприятий и банков страны. Совокупно на 1 июля они имели примерно $9 млрд внешнего долга, который должен быть погашен до конца года. То, что большая часть внешних корпоративных долговых обязательств Беларуси связана с Россией, снижает риск дефолта, как недавно было сказано в докладе Oxford Economics, но еще больше увеличивает политическое влияние Москвы.

Лукашенко потребуется еще большая внешняя поддержка, если он хочет предотвратить более серьезный экономический кризис.

«Если мы говорим о поддержании уровня благосостояния белорусов, который был у них год назад, то нам, вероятно, потребуются большие деньги — $5-10 млрд в год», — сказала Борнукова.

Это будет означать, что стране потребуется продолжение финансовой поддержки из России в значительных размерах, считает Андрей Суздальцев, профессор Московской Высшей школы экономики. Он подсчитал, за последние 15 лет эта поддержка составила, как минимум, $130 млрд.

Путин уже пытался пересмотреть схему, по которой Москва поставляет дешевую нефть в Беларусь, которая там перерабатывается и продается в Европу. Широко распространены ожидания того, что Москва теперь поставит еще более жесткие условия или требования политической интеграции, угрожая сокращением финансовой поддержки.

«Если Лукашенко останется у власти, ему придется иметь дело с тем фактом, что Россия больше не будет поддерживать белорусскую модель социализма, финансируемую за счет прибылей от переработки российской нефти, купленной по субсидированным ценам», — сказал Круцинна.

Экономический кризис

Недели протестов и жесткое подавление оппозиции со стороны Лукашенко оказали сильное давление на белорусскую экономику, которая и без того находилась в состоянии спада на фоне снижения спроса на энергоносители.

«Ситуация и без того достаточно плохая. Мы ожидаем, что в этом году экономика сократится на 3,6%, что близко к самому глубокому спаду за десятилетие», — сказал Донец.

Белорусский рубль потерял более 25% за последний год, причем примерно половина этого падения приходится на последний месяц. «Ренессанс Капитал» ожидает, что к концу года он потеряет еще 6-7%.

Только в августе страна израсходовала около $1,4 млрд золотовалютных резервов: Центральному банку пришлось поддержать валюту, так как частные лица и бизнес начали конвертировать свои белорусские рубли в доллары. Падение составило 16% золотовалютных резервов Беларуси и почти соответствует масштабу чрезвычайного российского финансирования.

Однако аналитики говорят, что есть мало признаков того, что Лукашенко думает об экономике страны в попытке сохранить власть.

«Экономическое развитие не стоит на повестке дня. Все только о безопасности», — сказала Борнукова.

«Даже когда Лукашеко недавно обсуждал экономические вопросы, это было на его встречах с Советом безопасности, в котором главы правоохранительных органов. Минфин, Минэкономики и Центральный банк там не присутствовали».

Аналитики почти единодушно обращают внимание на то, как Лукашенко обращался с IT-сектором на протяжении всего кризиса. Ранее именно он рассматривался как редкая история успеха и роста инноваций в условиях экономики, контролируемой государством. IT-сектор считали индикатором успеха той экономической модели, которая могла бы реализоваться. Однако отключения Интернета и усиление государственного контроля быстро привели к повышению неопределенности и сокращению иностранных инвестиций.

«В экономическом плане у Беларуси впереди очень тяжелые времена», — предупредил Круцинна.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.