Поддержать МТ

Путин и белорусский вопрос

Путин попытается сделать максимум того, что возможно, и минимум того, что необходимо, чтобы остановить мирные изменения в Беларуси

Алексей Дружинин / пресс-служба президента России / ТАСС

Если у кого-то и были сомнения в готовности России вмешаться в белорусский кризис, то Владимир Путин их уже развеял. В том, что Кремль назвал «большим интервью» 27 августа, президент России объявил, что он создал по просьбе своего белорусского коллеги Александра Лукашенко «резерв из сотрудников правоохранительных органов» для использования в случае выхода ситуации «из-под контроля» из-за того, что «экстремистские элементы прикрываются политическими лозунгами».

Такое ужесточение позиции России несет в себе риски как для нее, так и для других стран.

Россия внимательно следила за протестами в Беларуси с тех пор, как они разразились после фальсификации президентских выборов 9 августа. Путин и Лукашенко разговаривали по телефону как минимум четыре раза — больше, чем за весь 2019 год. Российские тележурналисты заменили в Минске белорусских, которые объявили политическую забастовку. В стране активно работают российские политические консультанты и, возможно, сотрудники служб безопасности. Специальный самолет ФСБ дважды летал из Москвы в Минск. 21 августа Совет безопасности России собрался, чтобы обсудить положение в Беларуси. Однако до интервью Путин не артикулировал свои взгляды.

Что Путин рассказал в интервью

Россия поддерживает Лукашенко

Первоначально это было неясно. Многие российские издания и некоторые политики сочувствовали жестоко избитым демонстрантам и резко критиковали Лукашенко, даже предсказывали его падение. Однако чуть позже СМИ начали придумывать ложные рассказы о «цветной революции». Западные державы разжигают беспорядки, протесты носят жестокий характер, а милиция, по словам Путина, «сдержана». Кремль пришел к выводу, что лучший вариант — сохранить Лукашенко у власти, а не пытаться управлять переменами.

Путин готов применить силу 

В отличие от Украины, где он долгое время высказывал неправдоподобное отрицание российского участия, сейчас он предупредил об этом заранее. Путин сделал это после того, как заявил лидерам ЕС, что их вмешательство во внутренние дела Беларуси было бы «неприемлемым». Поддерживая запрет Лукашенко Координационного совета оппозиции, Путин также исключил любой подлинный диалог с гражданским обществом.

Беларусь принципиально важна для России

Путин сказал, что Беларусь «может быть, самая близкая нам страна. И этнически самая близкая, и в языковом плане, и в культурном, духовном, в каком угодно». Это разрушило любую надежду на то, что он сможет допустить мирную передачу власти лидеру оппозиции, как это произошло в Армении в 2018 году. По правде говоря, разрекламированная «армянская модель» в этом случае никогда не была правдоподобной по двум причинам, которые проливают свет на основные цели России.

Важное стратегическое положение Беларуси

Первая причина внешняя. Стратегическое положение Беларуси провоцирует одержимость Кремля контролем над геополитическим пространством. Беларусь составляет 90% территории Великобритании и в семь раз больше, чем Армения. В то время как Армения располагается на Кавказе и не имеет общей границы с Россией, Беларусь является европейским соседом, который граничит и с тремя странами-членами ЕС и НАТО, и с Украиной. Беларусь — важная часть европейской территории.

В последние годы Путин активизировал усилия по подчинению Беларуси, пытаясь претворить в жизнь бумажный проект «Союзного государства». Это поставило бы экономику Беларуси под контроль России и, вероятно, предоставило бы России право на размещение военных баз на ее территории, как Россия и просила. Лукашенко вел долгую борьбу, чтобы этому противостоять.

Его неблагополучные отношения с Путиным регулярно перерастали в публичные склоки. В последний раз всего за две недели до выборов в Беларуси было арестовано 33 наемника из российской  «Частной военной компании Вагнера» (на самом деле, связанной с государством). Их обвинили в планировании терактов для дестабилизации страны.

Теоретически Лукашенко должен мог бы стать идеальным партнером для России: он славянский автократ, исполненный советской ностальгии, презирающий западные ценности. Тем не менее, Путин умудрился испортить отношения и с ним. Ни один белорусский лидер, автократ или демократ, но ценящий независимость страны, не согласится на российское господство. Пытаясь подорвать суверенитет Беларуси, именно Россия, а не Запад, старалась изменить геополитическое статус-кво.

Опасный пример мирного народного движения

Вторая причина важности Беларуси — внутренняя для России. Лукашенко правил 26 лет. Когда Путин будет добиваться очередного переизбрания в 2024 году, чего многие ожидают, он будет находиться у власти 24 года. Если Лукашенко — авторитарного лидера-ветерана славянского соседа, столкнувшегося с экономической стагнацией, — сметут после фальсифицированных выборов, то это создаст нежелательный прецедент. Этническая, языковая и культурная близость, которую Путин превозносил в своем интервью, на самом деле являются его собственными уязвимостями: если мирные народные изменения могут произойти в стране, столь похожей на Россию, то почему не в самой России?

По этой причине то, как управляется Беларусь, является вопросом безопасности — не для российского государства, а для режима Путина. Лукашенко сыграл на этом, предупредив Путина, что, «если белорусы не выдержат, покатится эта волна туда». Путин с ним согласился. Он видит в демократической Беларуси внутреннюю угрозу. Это имеет тревожные последствия как для белорусского народа, так и для Запада.

Для белорусской оппозиции это означает, что любые гарантии, которые она может дать России, скорее всего, будут недостаточными. Ее мирные требования сосредоточены исключительно на внутренней ситуации: вопросы внешней политики и геополитического балансирования не играют роли. Светлана Тихановская, де-факто победитель президентских выборов, и ее команда ясно дали понять, что, как и почти все белорусы, они хорошо относятся к России. Однако  это не имеет значения, если сам факт возникновения демократии подает нежелательный пример. Свободная Беларусь может желать хороших отношений с Россией, но, похоже, Россия не смирится со свободной Беларусью никогда.

Столкновение западных ценностей и интересов Кремля

Для Запада это означает, что сотрудничество с Россией маловероятно. Это прежде всего не вопрос «сфер влияния», как думают некоторые наблюдатели. Если бы это было так, то интересы можно было бы сбалансировать путем компромисса, например, с помощью гарантий безопасности, которые удовлетворили бы интересы России. Белорусский народ мог бы принять, скажем, обязательство не вступать в НАТО, что все равно почти не пользуется поддержкой, за цену свободы. Однако если сама перспектива свободы на своих границах угрожает России, то Запад вряд ли найдет приемлемый для России компромисс без ущерба для собственных ценностей.

Таким образом, международный аспект белорусского кризиса включает в себя не только возможное столкновение интересов Запада и России, но и более непреодолимое столкновение западных ценностей и эгоистических интересов Кремля. Этот вывод выглядит довольно мрачно, но вполне соответствует традиции. Царская Россия была «европейским жандармом», подавляющим либеральную революцию в Центральной Европе. Советский Союз создал там коммунистические системы и постоянно вмешивался в их дела. Короче говоря, Россия издавна пытается решать, как ее соседи должны править.

Тем не менее, хотя приоритеты России для Беларуси теперь ясны, перед Россией стоит трудный выбор. Открытое вмешательство вызовет новый кризис отношений с Западом и почти наверняка новые санкции США. Это также настроило бы благожелательное белорусское население против России, ассоциируя ее с угнетением. В итоге, худшие отношения России сложились бы с ее ближайшими славянскими соседями, Беларусью и Украиной.

Таким образом, Путин захочет сделать максимум того, что возможно, и минимум того, что необходимо, чтобы достичь желаемого результата. Белорусский режим подавит стремление к мирным переменам при лидере, настолько отчужденном от Запада и своего собственного народа, что он больше не сможет сопротивляться де-факто интеграция в Россию. Если это получится, то Путин постарается избежать применения российской силы. Хотя он и дал понять, что готов сделать это.

Эта статья была впервые опубликована IISS.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.