Поддержать МТ

Грядущее похолодание: российско-японские отношения после Абэ Синдзо

Преемник Абэ Синдзо не проявит такого же энтузиазма по отношению к России. В этом виноват сам Кремль

Kremlin.ru

Москва не могла желать лучшего друга, чем Абэ Синдзо. После возвращения на свой пост в декабре 2012 года премьер-министр Японии, занимавший этот пост дольше всех, предложил «новый подход» к отношениям с Россией.

Ни один японский лидер не посетил Россию с официальным визитом в течение предыдущего десятилетия, но в период с апреля 2013 года по сентябрь 2019 года Абэ посетил ее 11 раз. Он также продвигал экономические связи с помощью плана экономического сотрудничества из восьми пунктов и поддерживал Восточный экономический форум, став его участником четыре раза подряд. Граждане России также выиграли от упрощения визовых требований для поездок в Японию.

Кроме того, Абэ, рискуя вызвать гнев западных партнеров, отказался объединить с ними усилия по изоляции России. Япония действительно ввела некоторые санкции после аннексии Крыма в 2014 году, но они были задуманы так, чтобы не повлиять на ситуацию. Несмотря на сильное давление со стороны Великобритании, Абэ также отказался присоединиться к 29 странам, которые выслали российских агентов в отместку за покушение на Сергея Скрипаля в Солсбери в 2018 году.

Энтузиазм Абэ в отношениях с Россией был обусловлен тремя факторами. Во-первых, он хотел закрепить за собой политическое наследие, разрешив территориальный спор из-за контролируемых Россией Южных Курильских островов и заключив формальный мирный договор.

Во-вторых, Абэ стремился обеспечить стабильные отношения вдоль северной границы Японии, чтобы Токио мог сосредоточиться на угрозах со стороны Китая и Северной Кореи. Кроме того, Абэ надеялся побудить Москву отделить свои интересы в Восточной Азии от интересов Пекина.

В-третьих, в политической системе с сильными династическими связями Абэ стремился реализовать амбиции своего покойного отца Абэ Синтаро, который занимал пост министра иностранных дел (1982-86) и чьим последним желанием было нормализовать отношения с Москвой.

Личность преемника Абэ не будет утверждена до середины сентября. Тем не менее, уже очевидно, что ни один из ведущих кандидатов — Суга Йошихиде, Кишида Фумио, Исиба Сигеру, Коно Таро — не будет с таким же рвением развивать связи с Россией.

Во-первых, новому лидеру будет недоставать той же семейной приверженности отношениям (хотя дед Коно Таро и заключил соглашение, положившее конец состоянию войны между Советским Союзом и Японией в 1956 году).

Что еще более важно, следующий премьер-министр не захочет тратить политический капитал на внешнюю политику, которая стала рассматриваться как фиаско. Это связано с тем, что Москва полностью отказалась отвечать на уступки Абэ.

По территориальному спору Абэ был готов пойти дальше своих предшественников и согласился на два из четырех островов, что составляет лишь 7% от общего спорного пространства суши. Похоже, он добился определенного прогресса, когда в ноябре 2018 года заручился согласием Путина вести переговоры на основе Совместной декларации 1956 года, которая обещала передачу Японии островов Шикотан и Хабомаи.

Однако, несмотря на это соглашение, Путин включил пункт о запрете территориальных уступок в поправки к Конституции, одобренные в июле 2020 года. В Японии это было воспринято как доказательство недобросовестности Путина.

Точно так же в вопросах безопасности, несмотря на усилия Абэ, Россия продолжала неуклонно скатываться к тому, чтобы стать младшим партнером Китая. Кульминацией этого стало первое российско-китайское воздушное патрулирование над Японским морем в июле 2019 года, которое закончилось тем, что российский самолет нарушил воздушное пространство над островом Такэсима, который Япония считает собственной территорией.

Наконец, Путин не смог устоять перед желанием несколько раз тонко унизить гордого японского премьера. Когда в декабре 2016 года Абэ пригласил Путина посетить его родной город, президент России прибыл с опозданием на три часа. В сентябре 2019 года во время присутствия Абэ во Владивостоке Путин отправился на официальное открытие рыбозавода на спорном острове Шикотан. Путин даже отклонил предложение Абэ принять от него щенка в 2016 году, хотя впоследствии принял собак от лидеров Туркменистана и Сербии.

Новый лидер Японии, конечно, может заявить, что он будет продолжать политику взаимодействия Абэ с Россией, — в конце концов, он представляет ту же политическую партию. Однако в действительности все будет иначе.

Желание часто ездить в Россию и принимать российских лидеров в Японии исчезнет. Усилия Токио по стимулированию японского бизнеса к инвестированию в Россию также ослабнут. Что касается территориального спора, следующий премьер-министр может вернуться к активному требованию возвращения всех четырех островов. Сделать это несложно, поскольку Абэ, четко обозначив свою готовность принять только два, никогда официально не отказывался от претензий Японии на все четыре.

На уровне международных отношений в следующий раз, когда западные страны обратятся к Японии, она может оказаться более склонной к осуждению внешней и внутренней политики России. Это особенно вероятно, если дружественного Путину Дональда Трампа на посту президента США сменит Джо Байден.

В целом в отношениях с Абэ Путин его переиграл. Он принял уступки японского лидера, но ничего не дал взамен. Однако, как это часто бывает во внешней политике Путина, краткосрочные победы являются прелюдией к долгосрочным потерям.

С Абэ у России появилась возможность заново изобрести отношения с третьей по величине экономикой мира. Вместо этого президенту России удалось оттолкнуть еще одну страну. Более того, всем лидерам был дан четкий сигнал о тщетности поисков дружбы с Путиным.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.