Поддержать МТ

Хабаровск попробовал вкус демократии

Теперь избиратели чувствуют себя обманутыми

В Хабаровске протестующие собираются уже пять дней подряд после ареста губернатора Сергея Фургала. Дмитрий Моргулис / ТАСС

Сколько помнит 23-летний Валерий Нечаев, его родным Хабаровским краем правила «Единая Россия». И какое-то время все было вполне неплохо.

Но с годами доверие Нечаева к чиновникам правящей партии пошло на убыль. Расследование их финансов местной командой оппозиционера Алексея Навального выявило то, что для Нечаева выглядело как чистая коррупция. Постепенно он стал понимать, что жизнь в Хабаровске оставляет желать намного лучшего.

Поэтому в сентябре 2018 года, когда жители региона отправились на выборы губернатора, Нечаев решил отдать голос за перемены. В то время многие были недовольны тем, что «Единая Россия» подняла пенсионный возраст — решение, которое вызвало общенациональные протесты и привело к падению рейтингов партии — и поэтому доверились кандидату, который представлял партию, выступавшую против этого решения.

Это был Сергей Фургал, бывший бизнесмен, занятый в торговле лесоматериалами и металлоломом, и депутат Госдумы в течение предыдущих 11 лет. На прошлой неделе 50-летний Фургал был задержан по обвинению в организации покушения на убийство и заказных убийств нескольких бизнесменов в 2004 и 2005 годах и доставлен в Москву, где он будет находиться в предварительном заключении в течение следующих двух месяцев. Сам Фургал не признал свою вину.

К всеобщему удивлению, этот шаг вызвал самые большие протесты, которые Хабаровск видел после распада Советского Союза в 1991 году, и в субботу 40 тысяч человек в городе с населением 600 тысяч человек вышли на улицы.

Это случилось спустя всего несколько дней после того, как прошло голосование по конституционным поправкам, которые позволят президенту Владимиру Путину оставаться у власти до 2036 года, и протестующие обоснованно сочли арест Фургала политически мотивированным. Они говорят, что если он действительно виновен в преступлениях — что имеет некоторую правдоподобность — Москва годами закрывала на это глаза, пока он был депутатом.

Хотя число участников протестов уменьшилось до сотен, с тех пор они продолжаются каждый день. В интервью на этой неделе местные активисты сообщили The Moscow Times, что планируют продолжать митинги до тех пор, пока открытый судебный процесс над Фургалом не пройдет в Хабаровске — месте совершения предполагаемых преступлений — а не в российской столице.

«Это наше главное требование, — сказал по телефону Нечаев, который является одним из десятков протестующих, помогающих организовать очередную масштабную акцию. — Мы сделали свой выбор, и мы должны взять на себя ответственность за него — без вмешательства Москвы».

«Народный губернатор»

Еще в 2018 году Нечаев голосовал за Фургала, несмотря на то, что тот представлял крайне правую Либерально-демократическую партию России (ЛДПР), которая исторически симулирует оппозицию Кремлю, но фактически выполняет приказы как часть так называемой «системной оппозиции».

«Идея состояла в том, чтобы предложить нечто новое, но только не "Единую Россию"», — сказал Нечаев.

В то время, однако, даже не было ясно, хотел ли получить эту должность сам Фургал, поскольку он проводил кампанию без всяких лозунгов. Тем не менее, он неожиданно вывел действующего губернатора «Единой России» Вячеслава Шпорта во второй тур.

«У нас был разговор между первым и вторым турами, и [Фургал] сказал мне: "Я не уверен, что мне это нужно"», — вспоминает Алексей Каян, местный блогер, ставший депутатом городского заксобрания от ЛДПР.

Но Фургал продолжил участие в выборах, и во втором раунде он победил Шпорта с разгромным результатом.


				Сергей Фургал в московском суде в минувшую пятницу.				 				Максим Шпиенков / EPA / ТАСС
Сергей Фургал в московском суде в минувшую пятницу. Максим Шпиенков / EPA / ТАСС

После выборов сторонники Фургала увидели в двух действиях Москвы наказание за голосование. Сначала Кремль перенес центр Дальневосточного федерального округа из Хабаровска во Владивосток. Затем следователи задержали бывшего губернатора Виктора Ишаева, который публично поддерживал Фургала.

С большинством от «Единой России» в городском и краевом заксобраниях Хабаровска, Фургал начал бороться с ее сопротивлением. Этот имидж он поддерживал, присоединяясь к протестующим на улицах и даже посещая местный офис Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального. Нечаев указыл на то, что Фургал сократил собственную зарплату, запретил чиновникам летать первым классом и попытался продать яхту регионального правительства за миллион долларов (пусть и не смог найти покупателя) как на позитивные изменения. Все это помогло Фургалу стать «народным губернатором», — как написал на прошлой неделе журналист Андрей Перцев, который внимательно следил за его ростом.

Год спустя, в сентябре 2019 года, в регионе прошли городские и региональные парламентские выборы, и ЛДПР разгромила «Единую Россию», заняв все, кроме одного, 35 мест в городском заксобрании и все, кроме двух, 24 места в краевом заксобрании.

«Люди пошли голосовать, чтобы защитить свой выбор, — сказал Каян, который именно на той волне оказался в своей должности. — Если до того люди не были столь  политически настроены, то после выборов [Фургала] они начали внимательно следить за тем, что происходит».

Слишком популярен

По данным «Новой газеты», 82% российских мэров и губернаторов оказались фигурантами уголовных дел, находясь в своей должности. В статье эта практика рассматривается как способ держать местных чиновников в рамках так называемой «вертикали власти», которую Путин культивировал с начала своего правления.

Хотя почти половина всех случаев связана с такими преступлениями, как мошенничество, газета также установила, что за последние шесть лет за убийство были осуждены 128 российских чиновников.

Сигнал о том, что Фургал может стать следующим в очереди, прозвучал в конце 2019 года, когда власти совершили налет на фирму, которая, как сообщалось, связана с губернатором, и арестовали его бывшего делового партнера по обвинению в убийстве.

Фургал, вероятно, понял этот послание. В преддверии конституционного голосования, которое закончилось 1 июля, он предложил избирателям проголосовать за поправки.

Тем не менее, в Хабаровском крае была одна из худших явок по стране: только 44% имеющих право голоса избирателей посетили избирательные участки, и только 63% проголосовали «за» по сравнению с 78% по всей стране.

После ареста Фургала два других депутата от ЛДПР из региона также были задержаны по делам, связанным с мошенничеством.

«Он стал слишком популярным с точки зрения федерального центра, и досье, которое хранится на всех представителей элиты, пошло в ход, — сказал Андрей Колесников, председатель Программы внутренней политики Московского центра Карнеги. — Это напоминание другим о том, как Кремль будет бороться с политическими противниками».

Растет беспокойство о том, что Кремль пустит в ход силу, если протесты продолжатся. После прошлогодних демонстраций в Москве с требованием честных выборов четырем активистам были вынесены длительные сроки заключения.

В единственном комментарии Кремля по поводу растущего недовольства Дмитрий Песков во вторник заявил, что протесты могут усугубить вспышку коронавируса в Хабаровске, который является эпицентром пандемии на Дальнем Востоке.

И хотя в то же время в город были отправлены войска Росгвардии, они еще не участвовали в подавлении протестов.

Тем не менее, Алексей Мухин, глава аналитического «Центра политической информации», считает, что Кремль найдет другой способ искоренить недовольство, если оно будет продолжаться гораздо дольше.

«Федеральный центр не пойдет ни на какие уступки, — сказал он. — Это должно показать, что его нельзя согнуть».

«Все может быть по-другому»

Вот почему 25-летний Тимофей попросил не указывать его фамилию. Хотя он собирается продолжать участвовать в протестах, он сказал, что не верит, что уличные митинги могут внести какие-то большие изменения сами по себе, и поэтому он не хочет проводить время за решеткой за участие в них.

Тем не менее, число людей, вышедших на улицы в субботу, изменило его представление о том, что возможно.

«Я никогда не думал, что мы увидим более 500 человек на митинге. До этого мы всегда смеялись и говорили: ну, это Хабаровск, это Россия, — сказал Тимофей. — Мы увидели, что все может быть по-другому».

Оппозиционный политик Навальный высказался по поводу событий в Хабаровске и отметил свою стратегию «Умного голосования», которая направляет избирателей голосовать на выборах за любых кандидатов, кроме кандидатов от «Единой России», даже если они представляют «системную оппозицию». Действительно независимым кандидатам и партиям, как правило, запрещают участвовать в голосовании.

Эти «системные» партии могут стать все более полезными для целей Навального. В результате ареста Фургала и последовавших протестов они станут менее лояльными Кремлю, заявил политолог Александр Кынев на этой неделе.

«В результате они не только получат имидж гонимых, новые голоса и влияние, но и внутри них [партий] вырастет роль более оппозиционно настроенных и агрессивных групп», — написал он.

Похоже, это уже случалось в Хабаровске — даже до ареста Фургала.

Депутат городского заксобрания Каян сказал, что в прошлом году он голосовал за ЛДПР, потому что «чувствовал, что партия здесь привязана к губернатору», а не к ее скандальному националистическому лидеру Владимиру Жириновскому в Москве.

Что касается жителей Хабаровска, если раньше, до Фургала, они не были уверены в том, что будут голосовать за другие партии, кроме «Единой России», то теперь они почувствовали вкус демократии.

«Никто не говорил, что [Фургал] святой. Мы знали, что он был частью системной оппозиции, — сказал Тимофей, объясняя свое решение на голосовании в 2018 году. — Но мы также увидели, что он смог сделать. Жизнь стала лучше».

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.