Поддержать МТ

Пустые московские магазины обнажают новые экономические шрамы

Пустующих торговых помещений стало рекордно много. К концу года может начаться волна банкротств в сфере услуг

Более 11% торговых помещений на главных улицах Москвы сейчас пусты. Павел Кассин / ТАСС

Скачок в количестве пустых магазинов и торговых помещений в центре Москвы после карантина является последним признаком экономического ущерба, который пандемия нанесла российским предприятиям.

Согласно исследованию, проведенному агентством недвижимости JLL, доля вакантных помещений на некоторых из главных торговых улиц Москвы выросла до самого высокого уровня за последние три года. Более того, ожидается, что количество пустующих объектов недвижимости резко возрастет в течение следующих 12 месяцев.

Примерно каждый из восьми магазинов на таких улицах, как Арбат, Тверская и Никольская, в настоящее время пустует — скачок на треть по сравнению с концом 2019 года.

«Экономический спад, падение доходов и карантин привели к закрытию магазинов и ресторанов, — сказал Владислав Фадеев, руководитель исследовательского отдела JLL в России. — Увеличение вакантных помещений будет продолжаться, и в ближайшие три-четыре квартала мы ожидаем, что оно достигнет рекордных уровней».

В то время как розничные магазины и рестораны стали наиболее уязвимыми предприятиями во время карантина, банки также закрыли ряд центральных московских офисов, добавили в JLL.

Пустые магазины и закрытые рестораны в центре городов станут одними из самых заметных экономических шрамов, вызванных пандемией коронавируса в России. В то время как правительство пытается выйти из кризиса, российские предприятия и домашние хозяйства находятся в худшем положении, и этот прогноз сохраняется по крайней мере на следующие 18 месяцев.

Ранние отчеты показывают, что, несмотря на снятие ограничений в течение мая и июня, экономическая жизнь возвращается медленно, особенно в сфере услуг.

«Даже после разрешения начать свою деятельность сфера услуг будет испытывать значительные трудности», — предупредил Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований в Высшей школе экономики (НИУ ВШЭ), сославшись на снижение доходов населения, устойчивое давление на заработную плату, ослабление спроса и долгосрочные изменения в поведении потребителей и структуре расходов.

В Москве почти все карантинные ограничения отменены. Магазины полностью открыты, рестораны и кафе могут принимать посетителей, спортивные залы, парикмахерские и салоны красоты в столице также открыты для бизнеса.

Но данные о расходах показывают, что хотя клиенты начали возвращаться, спрос на стрижку, тренировки и ресторанные блюда не превратился в бум. Сбербанк обнаружил, что расходы на услуги все еще ниже на 20% по сравнению с прошлым годом, а расходы на кафе, рестораны и бары упали на треть.

Данные Сбербанка также демонстрируют потенциально устойчивый сдвиг в привычках потребления услуг. В то время как рестораны и бары страдают, продажи в продуктовых магазинах более высокие, чем в прошлом году — признак того, что больше людей стали готовить дома. В то же время расходы на одежду и хобби после ослабления карантина восстановились — по сравнению с прошлым годом на 15% и 25% соответственно.


				Мэр Москвы Сергей Собянин, главный санитарный врач Елена Андреева и президент Федерации рестораторов и отельеров России Игорь Бухаров проводят встречу в тот день, когда рестораны смогли открыть летние террасы в середине июня.				 				Владимир Гердо / ТАСС
Мэр Москвы Сергей Собянин, главный санитарный врач Елена Андреева и президент Федерации рестораторов и отельеров России Игорь Бухаров проводят встречу в тот день, когда рестораны смогли открыть летние террасы в середине июня. Владимир Гердо / ТАСС

Деловая активность российских малых и средних предприятий в целом также должна восстановиться, сократившись на 21% по сравнению с периодом до коронавируса. В период карантина они были вынужденными полагаться на себя. Выход из кризиса для них также оказался непростым, так как требовалось соблюдать новые правила по охране труда и технике безопасности, которые включали дорогостоящее переформатирование помещений, особенно для ресторанов и баров.

Василиса Волкова, соучредительница группы «Сидр», которая управляет несколькими барами высокого класса в центре Москвы, оценила стоимость, связанную с новыми правилами, в более чем 10 миллионов рублей — убыток, который приходится терпеть после трех месяцев нулевого дохода. Несмотря на то, что, по ее словам, посещаемость весьма приличная, Волкова не рассчитывает вернуться к докризисным уровням доходов до конца года и говорит, что ее бизнес, который в большой степени зависит от туристов, страдает.

Она также пытается создать некую финансовую подушку, чтобы помочь подготовиться к второй потенциальной волне коронавируса, как и Александра Герасимова, соучредительница фитнес-стартапа Fitmost.

«Любая компания, включая стартап, должна иметь денежный резерв, — сказала она The Moscow Times. — Например, в феврале мы потратили дополнительные средства на тестирование новых методов. Теперь я понимаю, что если бы мы сэкономили эти деньги, мы бы гораздо меньше нервничали в кризисной ситуации».

Такой потенциальный финансовый консерватизм среди предприятий, наиболее пострадавших от кризиса, может стать еще одним тормозом в восстановлении экономики России, если психологические шрамы пандемии остановят более мелкие фирмы от расширения или инвестирования в то же время, когда потенциальные клиенты ограничивают расходы.

Опрос предприятий сферы услуг, проведенный НИУ ВШЭ, показал, что «владельцы бизнеса не ожидают возврата спроса в ближайшем будущем и готовятся сократить как объем бизнеса, так и количество сотрудников».

Эксперты ожидают, что экономические издержки пандемии продолжат проявляться в течение оставшейся части года. Теперь, когда прошло более 100 дней с момента начала карантина в России, наступает момент истины, когда все больше фирм отстают на 90 дней в погашении своих кредитов, кредиторы начинают запрашивать долги, а введенный правительством временный мораторий на банкротство заканчивается в октябре.

«Как только мораторий закончится, начнется эффект домино, — сказал Bloomberg Александр Синицын, глава Центра стратегических разработок (ЦСР) в Москве. — Компании пойдут одна за другой».

«Почти наверняка 20-25% всех предприятий в сфере услуг будут вынуждены объявить дефолт или начать процедуру банкротства, — сказал Остапкович из НИУ ВШЭ. — В основном, слабые в финансовом отношении игроки с незначительной капитализацией и слабым менеджментом, чьи бизнес-модели больше не соответствуют новой реальности и новой модели поведения потребителей и которые работают в регионах с низким уровнем дохода, обанкротятся».

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.