Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите MT!

Российский историк предстал перед судом по обвинению в убийстве

Дело Олега Соколова вызвало интенсивные дебаты в России по поводу проблемы бытового насилия. Дмитрий Ловецкий / AP / ТАСС

Во вторник начался судебный процесс над российским историком, обвиняемым в убийстве и расчленении своей молодой возлюбленной; дело вызвало интенсивные дебаты в России по поводу бытового насилия. 

Олег Соколов, преподаватель истории, получивший орден Почетного легиона от Жака Ширака в 2003 году, был арестован в прошлом году по подозрению в убийстве после того, как его пьяного вытащили из реки Мойки в Санкт-Петербурге с рюкзаком, в котором лежали женские руки. 

В ноябре он признался в убийстве и расчленении своей 24-летней бывшей студентки и возлюбленной Анастасии Ещенко и был помещен под стражу.

Тогда же появились призывы расследовать другие случаи предполагаемого насилия Соколова над студентками.

Во вторник он появился в петербургском суде за стеклом в ​​маске и синих хирургических перчатках. 

Перед слушанием его адвокат Александр Почуев сказал, что Соколов в хорошем физическом состоянии, но добавил, что его психологическое состояние «конечно, тяжелое». 

«Он раскаивается», — сказал адвокат AFP. 

Слушание было отложено до понедельника, после того как адвокаты заявили, что появилась новая запись, и им нужно время на ее изучение.

Почуев намекнул, что Ещенко, возможно, спровоцировала его клиента, сказав, что трагедии предшествовала психотравмирующая ситуация.

Соколов признал вину во время слушаний в ноябре, заявив, что он «опустошен» тем, что произошло. 

Он сожительствовал с жертвой в течение нескольких лет и первоначально пытался обвинить ее в попытке убийства, заявляя, что она напала на него с ножом во время ссоры. 

Соколов преподавал историю в Санкт-Петербургском государственном университете, «альма-матер» президента Владимира Путина, и был близок к властям. 

Жалобы игнорируются

Судебный процесс по делу об убийстве привнес актуальность в дискуссию о наказании за бытовое насилие в России, где ежегодно 16,5 миллионов женщин становятся жертвами насилия со стороны членов семьи или партнеров. 

Путин подписал закон о декриминализации некоторых форм домашнего насилия в 2017 году, и большинство нарушителей отделывается штрафами.

Адвокаты говорят, что отсутствие законодательства, нехватка приютов по всей стране и полиция, которая не отвечает на просьбы о помощи, оставили русских женщин незащищенными.

Сообщения о домашнем насилии участились во время общенационального карантина, и активисты заявили, что их просьбы об усилении государственной защиты остались без внимания.

Московский адвокат и правозащитница Алена Попова заявила в прошлом году, что Соколов был защищен «гнилой системой» страны, добавив, что убийства можно было избежать.

Соколов является автором нескольких книг о французском императоре Наполеоне Бонапарте и часто возглавлял исторические реконструкции его русской кампании 1812 года.

Сообщается, что после того, как Соколов собирался избавиться от трупа, он планировал совершить самоубийство в Петропавловской крепости одетым как Наполеон.

Многие из его студентов выразили беспокойство по поводу убийства, говоря, что Соколов давно уже был известен своим агрессивным поведением, но жалобы на него в прошлом игнорировались.

Одна студентка обвинила руководство университета в «замалчивании» поведения Соколова. 

Он также предположительно избил и угрожал сжечь и убить еще одну студентку в 2008 году, но тогда ему не предъявили обвинений.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.