Поддержать МТ

Дистанционное обучение в провинциальных школах

Как карантин ударил по образованию в российской глубинке

Так как многие ученики присылют домашнюю работу поздно вечером, график учителей стал ненормированным. Юрий Кочетков / EPA / ТАСС

Людмила Черникова работает учителем русского языка и литературы в селе Девица в Липецкой области и знает, что такое проблемы с организацией учебного процесса во время самоизоляции: в ее семье трое учителей.

«Хорошо, что есть возможность разойтись по разным комнатам, — признается Черникова. — У моей подруги в семье двое учителей и двое детей, а живут они в двухкомнатной квартире».

Все московские школы ушли на «каникулы» 21 марта, а 23 марта то же самое сделали и школы по всей стране. Вскоре знания стали давать дистанционно, используя образовательные интернет-платформы. Среди них две государственные — «Российская электронная школа» (РЭШ) и «Московская электронная школа» (МЭШ) — и множество частных — «Физикон», «Фоксфорд», «Учи.ру», «Яндекс.Учебник» и др.

Но несмотря на технические возможности во время карантина, и учителя, и ученики сталкиваются со множеством проблем.

Работа 24/7

Людмила Черникова преподает свой предмет по Skype. «Так дети имеют хоть какую-то возможность общаться, да и родители могут присутствовать на уроках», — рассказала она The Moscow Times. 

Занятия проводятся по тому же расписанию, которое было до карантина. Но к счастью для школьников, теперь они стали короче — вместо привычных 40 минут слушать учителя можно всего 20-30. При этом никто не увидит, что вместо школьной формы занятия проходят, например, в пижамах.

«Конечно, видеосвязь включают не все, но я на ней не настаиваю, так как у всех разная обстановка дома», — говорит Черникова.

Домашнюю работу ей присылают в виде фотографий, и «тетрадки» она старается проверять сразу.

Но учителям приходится корректировать учебный план и методы работы, чтобы сделать дистанционный процесс обучения оптимальным. Черникова, например, дает своим ученикам вместо контрольного диктанта тесты, где на время необходимо вставить пропущенные в словах буквы.

Так как многие ученики присылют домашнюю работу поздно вечером, график учителей стал ненормированным.

«Объяснить, что я не работаю 24 часа в сутки удается не всем. Недавно ребенок прислал выполненное задание около 12 ночи, а в 8 утра его мама уже интересовалась оценкой», — рассказал The Moscow Times на условиях анонимности Олег, учитель технологии в одной из сельских школ в Липецкой области. Помимо образовательной платформы Олег общается с детьми в WhatsApp, где для каждого класса он создал отдельный чат. 

С техникой на «Вы»

Есть и технические проблемы: не в каждой семье есть компьютер, и некоторым детям приходится идти в гости к друзьям, чтобы выполнить домашнюю работу. 

Да и в школе работает много учителей, которые раньше с компьютером были на «Вы». Теперь им пришлось завести страницы в социальных сетях и в ускоренном режиме осваивать современные технологии.

«Самое сложное — это самодисциплина, — считает Олег. — Подчас она взрослому человеку дается нелегко. Хорошо, если из пятнадцати учеников домашнее задание присылает половина».

Онлайн-обучением недовольны и родители. «Сын попросил помочь с уроком географии. Показывает материал, что прислала учитель. Презентация ужасного качества, при увеличении карт ничего непонятно!»,— говорит мама восьмиклассника, пожелавшая остаться анонимной. «Учителя не могут собрать детей для занятий по Skype. Я махнула рукой на такую учебу. Будем наверстывать упущенные знания репетиторами».

На новостных сайтах Липецкой области появляются комментарии других возмущенных родителей. они жалуются на большой объем домашних заданий, неидеальную работу образовательных платформ и отсутствие дома техники: «Мама — учитель, в семье 2 школьника, 1 ноутбук. Кому отдать ноутбук, при условии, что дети должны смотреть онлайн-уроки, мама — вести онлайн-трансляции? Это как с вирусом — кого спасать — молодого или старого при наличии 1 аппарата ИВЛ...»

Обучение детей с особыми образовательными потребностями

Центр непрерывного образования обучающихся с особыми образовательными потребностями «Траектория», который находится в городе Грязи Липецкой области, тоже был вынужден перейти на дистанционное обучение.

Так же, как и все школьники на карантине, воспитанники центра получают учебные материалы онлайн, выполняют задания, отправляют их на проверку и после получают оценку. Если возникают вопросы, задать их можно через чаты на образовательных платформах.

Ребята выходят на связь с учителями, те задают домашнюю работу, и воспитанники центра выполняют задания под руководством дежурного педагога. Во второй половине дня на дежурство заступают педагоги дополнительного образования.

По словам учителя истории и обществознания Нелли Соболевой, учащиеся продолжают активно участвовать в конкурсах разного уровня. Только теперь они проходят онлайн. Так, в рамках плана празднования 75-летия Победы в Великой Отечественной войне объявлен дистанционный конкурс-марафон. До 9 мая участники выкладывают видео, где читают стихотворение или исполняют песню военной тематики тех лет.

«Дистанционное обучение — это новый опыт. Для адаптации и перестройки учебного процесса требуется время. Однако оно не способно заменить живого общения», — считает Нелли Соболева.

Онлайн творчество

Галина Перекрестова, учитель начальных классов в школе с углубленным изучением отдельных предметов в села Тербуны Липецкой области, и раньше использовала в работе онлайн-платформы. Вот уже около семи лет она решает с учениками олимпиады на «Учи.ру», периодически рекомендует видео уроки на YouTube, обсуждает некоторые вопросы в беседах с родителями в WhatsApp.

Уроки Галины Перекрестовой всегда отличались творческих подходом. Накануне Пасхи она организовала фото-флешмоб о том, как дети с родителями готовятся к празднику. В качестве проекта «Музей путешественника» предложила записать видео с сувениром в руках. А недавно попросила учеников сфотографировать, чем они занимаются на карантине и выпустила спецвыпуск газеты класса «Светлячок».


				Спецвыпуск школьной газеты «Светлячок»
Спецвыпуск школьной газеты «Светлячок»

Самая главная проблема, по словам Перекрестовой, это отсутствие настоящего общения — детям между собой, а учителям с детьми.

«Впрочем, случись такая ситуация лет 15 назад, не уверена, что у нас была бы возможность давать знания хотя бы таким образом», — говорит Перекрестова.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.