Поддержать МТ

Российские силовики во время пандемии

Валерий Шарфулин / ТАСС

Оригинал этой статьи был опубликован 21 апреля в англоязычной версии сайта The Moscow Times.

20 января 2020 года Юрий Чайка ушел в отставку с должности Генерального прокурора, которую занимал с 2006 года. Заменивший его Иван Краснов перешел на нее с должности заместителя главы Следственного комитета — органа, который, по общему мнению, является основным конкурентом прокуратуры в сложной российской экосистеме правоохранительных структур.

С тех пор, как он стал Генеральным прокурором, Краснов попытался сформировать свою команду, заменив ключевой персонал, назначенный Чайкой. Это привело к перестановкам на федеральном и региональном уровнях.

Обычно российские силовики — в том числе такие органы, как Министерство внутренних дел (МВД) и Федеральная служба безопасности (ФСБ) — считаются жестокими конкурентами, поскольку корпоративная лояльность не позволяет сотрудникам переходить из одного ведомства в другое.

Однако последняя перестановка в прокуратуре является яркой демонстрацией межведомственных перемещений, в том числе на самом верху.

Удачной исторической параллелью могут быть королевские смешанные браки в средневековой Европе. Перемещение людей внутри благородных семей и государственных организаций создавали, поддерживали и укрепляли альянсы, а также предоставляли каналы информации, помогавшие  конкурентам следить друг за другом.

Но Кремль также заинтересован в использовании перемещений для поддержания баланса сил между различными органами. Однако играет роль и нечто еще: кумовство в прокуратуре.

Семейный бизнес

В России правоохранительные органы могут быть вполне буквально семейным бизнесом. В 2019 году Александр Гулягин — сын заместителя Генерального прокурора, сохранявшего свой пост до марта 2020 года Юрия Гулягина — был назначен прокурором Воронежской области. Он заменил Николая Шишкина, который в том же году стал заместителем Генерального прокурора.

В марте 2019 года Шишкин принял участие в мотоциклетном фестивале в Воронеже, организованном клубом «Железные птицы», одним из основателей которого является Артем Чайка, сын Юрия Чайки, и это фигура, ставшая в 2015 году героем расследования Алексея Навального о связях семьи Чайки с криминальным бизнесом.

Другой заместитель Генерального прокурора, назначенный в 2019 году, Дмитрий Демешин, также был связан с Артемом Чайкой. С 2012 по 2014 год Демешин занимал должность прокурора Калужской области, где у Артема, как выяснилось, есть крупная компания, которую он контролировал в течение срока полномочий Демешина. Когда Демешин переехал в Москву в 2014 году, чтобы занять должность в управлении по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генеральной прокуратуры, его заменил Александр Гулягин. Позднее он станет прокурором области в Воронеже — где и сложился этот запутанный узел семейных отношений.

 Медведев против Сечина?

Однако есть еще один способ взглянуть на кадровые изменения на высшем уровне прокуратуры. В то время как Чайка был еще Генеральным прокурором, два его заместителя — Александр Гуцан и Николай Винниченко — были назначены кандидатами на его замену. Оба были одноклассниками Дмитрия Медведева на юридическом факультете Ленинградского государственного университета.

Со своей стороны, у нынешнего генерального прокурора Краснова тоже есть связи — благодаря его дружбе с Иваном Ткачевым, нынешним руководителем отдела «К» ФСБ. В первую очередь, с Игорем Сечиным, руководителем Роснефти. Прежде чем занять свой нынешний пост, Ткачев возглавлял шестую службу ФСБ, прозванной негласно «Спецназом Сечина». Сообщалось, что жены Краснова и Ткачева связаны между собой дружескими узами, и что их семьи отдыхают вместе.

Медведев и Сечин известны своим жестким соперничеством. Поэтому одно из толкований последней смены власти в прокуратуре заключается в том, что она отражает изменившееся состояние коалиций, связанных с Медведевым и Сечиным, в пользу последнего.

 Учитывая связи Краснова с Ткачевым, эти кадровые перестановки можно рассматривать как победу силовиков над «гражданскими» (технократами), а также как усиление влияния ФСБ в Генеральной прокуратуре.

Правоохранительная деятельность и трансформация режима

Момент перестановки в прокуратуре заслуживает внимания. Уход Юрия Чайки с должности Генерального прокурора состоялся через несколько дней после послания Путина Федеральному собранию 15 января. Оно положило начало процессу конституционной реформы, и эти события следует рассматривать в более широком контексте трансформации политического режима в России.

Сохранение контроля над элитой крайне важно для Путина в период реформ. А это значит, что силовики должны быть гибкими и лояльными как для защиты позиции президента, так и для подавления инакомыслия. Свергнув Чайку и отделившись от его патронажной сети, Кремль демонстрирует, что он имеет все преимущества в этой борьбе.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.