Поддержать МТ

«Настоящее поле боя»: московская частная клиника начала прием зараженных коронавирусом

Московские частные клиники переоснащают свои стационары для лечения коронавирусной инфекции Димитар Дилкоф / AFP

Оригинал этой статьи был опубликован 21 апреля в англоязычной версии сайта The Moscow Times.

Пожилая женщина свернулась калачиком на медицинских простынях, кашляя с кислородной трубкой в носу, пока врачи в белых защитных костюмах ухаживают за ней.

На соседней кровати пожилому мужчине подключили аппарат искусственной вентиляции легких. Еще одну женщину на вид старше 50 лет врачи положили на живот, чтобы облегчить ей поступление кислорода.

Сейчас такая картина предстает взору в отделении интенсивной терапии филиала московской частной больницы «К+31». Еще неделю назад это учреждение функционировало как клиника класса люкс, где можно было заказать себе, например, пластику носа.

Поскольку Москва несет на себе основное бремя пандемии, насчитывающей уже более 26 000 случаев заражения (29 433 по данным на 21 апреля 2020 года – прим. The Moscow Times), клиника полностью переключилось на лечение пациентов с диагнозом коронавирус.

«Здесь нет ни одной пустой кровати», — сказал главный врач клиники Борис Чурадзе.

Чурадзе уточнил, что в государственной больнице по соседству, где проходят лечение 500 пациентов, ситуация такая же.

Главврач «К+31» назвал борьбу с вирусом настоящим «полем боя», где медики без устали сражаются с невидимым врагом.

Ситуация будет ухудшаться в ближайшие две-три недели, предупредил Чурадзе, предположив, что середина мая станет абсолютной вершиной пика.

«Я думаю, что речь идет о новых случаях, умножающихся ежедневно в пять или десять раз».

Борис Чурадзе, мужчина средних лет с кучерявыми рыжими волосами, когда-то приехал из Грузии в Россию учиться на врача и стал дипломированным анестезиологом-реаниматологом.

«Коронавирус — это главное испытание для системы здравоохранения и московской медицины», сказал Чурадзе, заверив, что эту инфекцию удастся преодолеть.

Красные и зеленые зоны

Москва смогла организовать десятки тысяч коек, а открытие новых больших инфекционных стационаров «позволит преодолеть эту сложную ситуацию», — рассказал Борис Чурадзе новостному агентству AFP.

Однако лечение вируса в этой клинике большинству москвичей не по карману.

По словам главврача «К+31», у его пациентов должна быть частная медицинская страховка, а сам курс лечения там может достигать нескольких десятков тысяч долларов.

Компания «Мединвест», которая управляет клиникой «К+31», также владеет и гораздо большей больницей для пациентов бюджетных медучреждений с коронавирусом.

Всю больницу, включая административные уровни и лифты, разделили на «зеленые» (чистые) и «красные» (инфекционные) зоны.

В «красной зоне» все медработники обязаны носить защитные костюмы, которые полностью покрывают тело, а также лицо и голову. Защитная экипировка состоит из специальных очков, капюшона, сменных масок, бахил и двух пар одноразовых перчаток. С ежедневным переодеванием всем врачам помогает специальный персонал.

«Это абсолютно новая реальность для медиков,» — уточнил Чурадзе.

По его словам, сейчас довольно трудно обеспечивать весь медперсонал защитными комплектами ежедневно.

«Это глобальная проблема», — сказал Чурадзе, добавив, что уже появился черный рынок средств индивидуальной защиты и много людей стали зарабатывать на этом.

«Это обычная работа»

В отделении интенсивной терапии врач Сергей Севалкин помогает лечить 60-летнюю женщину.

Описывая текущее состояние своей пациентки, он сказал, что она «продержалась неделю и теперь ей немного легче».

«У нас есть один пациент в тяжелом состоянии, которого привезли из другой больницы», рассказал Сергей.

По его словам, один из самых трудных моментов в работе медиков на данный момент — это многочасовая работа в защитных костюмах: «После смены хочется его сорвать».

Еще один врач этой больницы, Камила Туйчиева, помогает своим коллегам распределять новых пациентов, определяя степень тяжести их состояния.

«Весь коллектив уже привык к этому, и я думаю, что мы вошли в ровный ритм», — сказала Туйчиева.

Как и большинство медперсонала этой больницы, она переехала в гостиницу, чтобы не подвергать свою семью опасности заражения. Она планирует жить отдельно от своих близких в течение всего срока работы. Камила уверена, что ее работу сейчас нельзя назвать «разновидностью героизма».

«Да, мы работаем с опасной инфекцией, но это обычная работа, ничего особенного».

Главный врач частной клиники не согласен и настаивает, что его коллектив «превратился в сплоченную команду».

«Я горд за своих коллег, это правда», подчеркнул Борис Чурадзе.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.