Поддержать МТ

Как в Москве провалился сценарий «1984»

Система государственного контроля над людьми в Москве могла значительно усилиться. Однако некомпетентность властей и бюрократическая самоуверенность не дали им такого шанса

Социальные сети

Оригинал этой статьи был опубликован 16  апреля в англоязычной версии сайта The Moscow Times.

Все началось как плохой сон: сомнамбулическая прогулка с падением в бездну.

В субботу, 11 апреля, мэр Москвы Сергей Собянин объявил, что с 15 апреля в Москве вводятся специальные цифровые пропуска.

И сразу началась паника. Неразбериха и отсутствие деталей в указе мэра заставили многих москвичей, которые уже покинули Москву для самоизоляции в своих загородных домах, поспешить назад в город. 

Проявив осторожность, они оказались правы. По дороге их встречали полицейские контрольно-пропускные пункты. Останавливая автомобили, полицейские зачитывали правила, противоречащие друг другу. По слухам, цель состояла в том, чтобы не допустить въезд в город автомобилей с иногородними номерами, но проверки были произвольными и на разных контрольно-пропускных пунктах давались разные объяснения. 

Путаница набрала обороты, когда в ту же ночь появилось мобильное приложение, созданное Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций под названием «Госуслуги СТОП Коронавирус». После скачивания москвичи обнаружили, что приложение требует от них получать новый пропуск для каждого похода в магазин или аптеку и даже для выгула собаки. Это противоречило заявлению Собянина о том, что пропуск понадобится только для проезда на автомобиле.

В понедельник телефонные линии правительства Москвы оказались перегружены, а городские власти заявили, что это случилось по вине самих москвичей.

То же самое произошло с регистрацией SMS-сообщений. Власти снова стали утверждать, что у москвичей не хватает ума, чтобы отправить правильный SMS-текст для получения цифрового пропуска. Одновременно многие пытались получить цифровой пропуск с QR-кодом через сайт городского правительства mos.ru. Веб-сайт несколько раз рухнул  власти поспешили обвинить в DDoS-атаке иностранных хакеров.

Во вторник московское правительство было вынуждено признать, что многие из тех, кому удалось получить пропуска, сделали это без достаточных оснований, и отменили 900 000 из 3,2 миллионов пропусков, выданных к концу понедельника.

Это сразу поставило вопрос: если у владельцев 3,2 миллионов законных цифровых пропусков все в порядке и они могут свободно перемещаться по Москве, то какой смысл вообще вводить систему цифровых пропусков?

За день до того, как Собянин объявил о введении пропусков, городские власти представили обоснование их необходимости. Власти заявили, что 10 апреля 3,5 миллиона человек покидали свои дома на длительный период времени. А это может «представлять потенциальный риск для 6-9 миллионов человек». Спрашивается: как можно устранить угрозу того, что 3,5 миллиона человек находятся на улице, выдав 3,2 миллиона пропусков, чтобы люди могли делать то же самое?

Во вторник сайты городского правительства снова столкнулись с проблемой выдачи пропусков и снова обвинили хакеров.

Путаница усилилась, когда появились слухи о том, что отдельным категориям граждан, которым не требуются пропуска (адвокатам, судьям, журналистам) пропуска все же будут необходимы для передвижении на автомобиле. Система видеонаблюдения, которая представляет личную гордость Собянина, начнет штрафовать их машины каждый раз, когда они попадут на камеру. Люди начали собирать списки номеров своих автомобилей, чтобы отправить их куда-нибудь  только куда? В профессиональные ассоциации, городское правительство или МВД?

В среду прошлой недели кризис вошел в апогей, когда пропуска стали обязательным требованием и длинные очереди выстроились у входа почти на каждую станцию московского метро.

Люди застряли в залах и подземных переходах, терпеливо ожидая, пока полицейские у дверей тщательно проверят пропуска. В отличие от Китая, российские полицейские не получили сканирующих устройств, поэтому проверяли каждого вручную, иногда делая звонки куда-то по телефону, один за другим в течение долгих минут.

Если бы вирус имел воображение, он бы вряд ли мог представить себе лучшую среду для распространения и заражения, чем эти подземные коридоры и залы, заполненные людьми.

Первого мая 1986 года, через четыре дня после того, как взорвался четвертый реактор Чернобыльской АЭС, в центре Киева состоялась массовая первомайская демонстрация. Тысячи и тысячи людей подверглись воздействию радиации, поскольку ветер нес пыль с горящей ядерной станции.

Решение партийных чиновников провести массовый митинг явилось следствием некомпетентности, преступной глупости и полной неспособности советского режима быстро принимать решения. Даже те советские граждане, которые в ​​1986 году не очень интересовались политикой, были шокированы решением провести массовый митинг, несмотря на катастрофу. Это полностью разрушило доверие к Коммунистической партии и серьезно подорвало авторитет самого Горбачева.

Но Горбачеву и киевским партийным чиновникам еще повезло, что в то время не было социальных сетей.

Дмитрий Песков поспешил поддержать Собянина, снова обвинив москвичей и гостей столицы в «отсутствии дисциплины», при этом даже не ставя вопрос о мерах в отношении полиции. А в это время россияне обменивались видео из метро с гневными комментариями.

Они делились издевательскими шутками над властями, вроде той, которую запустил журналист Роман Баданин: «Станции московского метро испытывают беспрецедентные DDoS-атаки, организованные из-за рубежа».

В эти дни в Москве стала невероятно популярной еще одна шутка  известное с конца советских времен и опубликованное на YouTube комедийное видео Михаила Жванецкого под названием «Турникеты». В нем Жванецкий говорит о возможности поставить турникет в конце каждой улицы и предлагает ввести пропуска для разрешения покинуть квартиру и пойти в магазин, предоставив властям запасные ключи от квартиры и тому подобное. Жванецкий заканчивает тем, что после введения таких мер люди будут больше бояться не быть проверенными, чем самой проверки, боясь выделиться из толпы. 

Этот удручающий прогноз постепенного усиления государственного контроля мог бы сбыться в 2020 году в Москве. Однако явная некомпетентность властей в сочетании с бюрократической самоуверенностью отняли у них этот шанс.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.