Поддержать МТ

Как устроен новосибирский обсерватор для карантина, через который проходят туристы со всей России

Сибирские губернаторы экстренно вывозят оттуда своих жителей

news.ngs.ru

Первым, что увидели пассажиры первоапрельского рейса Бангкок-Новосибирск, когда вышли из самолета — был «коридор из бойцов Росгвардии», рассказывает Ольга, врач-дерматовенеролог из Барнаула. По приземлении им объявили, что вместо «самоизоляции» всех прибывших из-за границы теперь ждет «обсервация». Это был первый подобный опыт в России во время пандемии коронавируса.

«Когда мы садились на борт самолета, никаких оповещений, что будет обсервация, не было. Мы думали, что нам померят температуру, и мы сможем перемещаться дальше, — говорит другая пассажирка рейса Елена из Иркутска. — Но пилот заявил, что буквально за два часа в Новосибирской области было принято решение о том, что все приезжающие будут помещены в обсервацию. Люди изначально вообще не понимали, что происходит. Думали, что это первоапрельская шутка».

Собеседницы The Moscow Times рассказывают, что их рейс задержали на сутки — их  они были вынуждены провести в аэропорту. К тому моменту сообщение между странами уже было ограничено, поэтому из Таиланда в Новосибирск летели россияне из разных регионов: они надеялись добраться домой по внутренним авиалиниям. Для них решение об «обсервации» стало сюрпризом, четыре человека не стали подписывать согласие. Их госпитализировали через суд, который решил, что пассажиры рейса «ставят под угрозу как свое личное здоровье, так и здоровье окружающих». Заседание, по словам очевидцев, прошло прямо в аэропорту и длилось не более получаса.

«Через три часа они все равно оказались в обсерваторе. Сопротивляться не было вариантов вообще», — рассказывает Ольга из Барнаула.

Мазки на коронавирус у большинства пассажиров не брали — анализы сделали только девушке, у которой оказалась повышенная температура. Всех людей «загрузили в тесные автобусы и повезли с мигалками в обсерваторы», говорит Елена.

Сейчас у попавших на обсервацию туристов есть чат в Telegram — там почти 500 человек, среди которых есть и те, кто еще находится за границей. Участники делятся фотографиями еды и обсуждают, нужно ли вообще ехать на Родину. У постояльцев новосибирского санатория «Лунный камень» есть свой Instagram, где они ведут дневник пребывания.

«Это все нужно, чтобы люди понимали, к чему им нужно быть готовыми по возвращении в Россию. И не лучше ли им остаться, например, в Таиланде, если есть такая возможность», — говорит Елена из Иркутска.

Под обсервацию в Новосибирске выделили четыре санатория: «Лунный камень», «Обские зори», «Заря» и «Парус». Там не было предметов личной гигиены, многие не взяли с собой даже сменной одежды, так как надеялись вскоре оказаться дома, рассказывает Ольга. Она говорит, что не было даже мыла, чтобы постирать одежду.

«Условия похожи на СССР, — утверждает постоялица «Лунного камня» Елена. —  Все, что нам нужно для личной гигиены, мы заказывали самостоятельно, за свои деньги. Лично мне все передавали только мои знакомые. Еда больничная. Каша на воде, хлеб непонятный». Ольга рассказывает, что особые проблемы возникли у семей с детьми — им не хватало памперсов. 

Другая претензия находящихся на обсервации — отсутствие осмотров врачей. По словам постояльцев, врачебное наблюдение заключается лишь в том, что им дважды за день измеряли температуру. Маргарита из санатория «Заря» рассказывала местным СМИ, что ей понадобился гинеколог, но от осмотра пришлось отказаться.

«У меня чуть глаз не выпал: она собиралась осмотреть меня в тех же перчатках, в которых шла сюда. Ничего стелить на кровать не планировала. Она в очках этих запотевших ничего не видит (врачи, в отличие от персонала санатория, были одеты в спецкостюмы — MT.). Меня от страха затрясло», — говорила девушка.

Из одного обсерватора в другой

Через три дня после помещения на обсервацию постояльцев с новосибирской пропиской отпустили по домам на самоизоляцию. Это произошло после того, как их жалобы на условия пребывания начали обсуждаться в соцсетях. 

После этого люди из других регионов стали требовать, чтобы их тоже отпустили по домам, рассказывает Ольга. Красноярцы даже объявили голодовку, писали местные СМИ. Губернатор распорядился прислать за ними самолет и забрать голодающих из Новосибирска. Людей из других ближайших регионов вывозили на автобусах.

«Нам удалось уехать из Новосибирска в Алтайский край благодаря тому, что мы задолбли свое правительство, — рассказывает Ольга. — Власть удалось убедить в том, что люди выйдут на домашнюю изоляцию, и все будет хорошо. Мы дома, но там [в обсерваторе] сидят ребята из Москвы, Перми и Иркутска».

Местные власти не стали отрицать большое число жалоб от обитателей новосибирских обсерваторов. Детский омбудсмен Новосибирской области Надежда Болтенко в разговоре с The Moscow Times подтвердила: только за 8 апреля к ней поступило четыре новых жалобы. При этом она заявила, что с каждым днем ситуация становится все лучше и лучше. 

Городские власти также признали, что понимают реакцию людей на условия обсервации. «Конечно, у людей были планы, они летели домой и вдруг попали в карантин, где действует определенный режим», — сказал мэр Новосибирска Анатолий Локоть во время еженедельного общения с прессой.

Региональное правительство признавать недочеты не стало. Глава регионального штаба по противодействию коронавирусу, вице-губернатор Сергей Нелюбов утверждал, что в обсерваторах «организованы питание, медицинское наблюдение, дезинфицирующие средства, работают психологи». The Moscow Times направила запросы в региональное правительство и мэрию, но не получила ответа на момент публикации.

Некоторые россияне, удачно выбравшись из новосибирского обсерватора, затем попадают в обсерваторы в других регионах. Так, Владимир из Подмосковья рассказал The Moscow Times, что уехав из Новосибирска вместе с женой и сыном, надеялся оказаться в самоизоляции в своей кемеровской квартире. Однако сын Владимира кашлял, и несмотря на отрицательный анализ на коронавирус, его вместе с женой госпитализировали насильно.

Мужчина пытался противостоять решению властей, но Роспотребнадзор добился госпитализации через суд, который прошел по мессенджеру What’s App через 50 минут после вручения иска. Адвокат семьи на слушания допущен не был. Сейчас Владимир намерен обжаловать решение суда. Однако дожидаться итогов апелляции Владимир будет теперь уже в кемеровском обсерваторе.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.