Поддержать МТ

Где Путин?

Президент России, еще столь недавно, казалось бы, так успешно захвативший течение исторических событий в свои руки, действительно просто пропал

Kremlin.ru

С полуночи понедельника 30 марта все границы России окончательно закрылись — впервые с советских времен. А жители Москвы оказались в каком-то юридически сомнительном недо-комендантском часе, согласно которому выходить из дома на прогулку будет нельзя, если у тебя не будет специального пропуска. 

Единственная, кажется, все еще действующая свобода (из тех, что были завоеваны за последние 30 лет) это свобода слова в интернете. Основные социальные сети продолжают работать, и всю первую ночь настоящей изоляции люди строили конспирологические теории одна хлеще другой. И все они при этом основывались на одном простом вопрос: а где Путин?

Президент России, еще столь недавно, казалось бы, так успешно захвативший течение исторических событий в свои руки — со всеми этими внезапными поправками в Конституцию и непонятным голосованием, которое не референдум, а нечто вообще в законе не существующее, с предложение обнулить его предыдущих сроки от заслуженной космонавтки, действительно просто пропал. 

За все время пандемического кризиса Путин обратился к нации только один раз — на минувшей неделе. Это само по себе было странное обращение. Для начала Путин опоздал от анонсированного времени на два часа. Затем он сидел в странной позе вразвалочку: то ли пытаясь показать уверенность, то ли в спине что-то защемило. Ну и самое главное — он говорил про каникулы, а не про карантин, а в итоге вообще заговорил про введение новых налогов на тех, у кого есть миллион рублей в банке на депозитах и в ценных бумагах (это чуть больше 12 тысяч долларов). 

Видимо, Путин не хотел стращать и наводить панику. Но его слова про каникулы были поняты буквально, и люди уже в прошедший теперь уикенд отправились на пикник в ближайшие парки. Их теперь пытается порицать государственное телевидение, а, как по мне, их действия вполне понятны.

Но после этого скомканного телеобращения Путин пропал совсем. То ли он в горах у Черного моря, то ли в своей резиденции на Волге — а кто его знает? Его не просто нет в активном решении кризиса. Его вообще нет. 

В итоге вечером в воскресенье начали происходить очень странные события, которые и подлили масла в огонь конспирологии. Сначала мэр Москвы и губернатор Подмосковья объявили о введении мер, по сути эквивалентных чрезвычайному положению без введения такового. Затем стали появляться зловещие видео, как в подмосковных городах ездят полицейские  машины и по громкой связи объявляют о комендантском часе. Затем главред «Раша Тудей» Маргарита Симоньян появилась в твиттере после пятидневного молчания и опровергла комендантский час.

 Затем государственное новостное агентство РИА Новости сообщило, что в отношении полицейских с того видео начали проверку о превышении полномочий за слова о комендантском часе. Тем временем некоторые члены парламента стали критиковать Собянина за то, что его действия не соответствуют Конституции (ирония заключается в том, что это были те же люди, что недавно пытались переписать эту же Конституцию до неузнаваемости).

И это еще не все. Пресс-секретарь Путина в ночи выходного дня лаконичным «Да» подтвердил полномочия московских властей. А в качестве вишенки на торте ближе к полуночи появилось видеообращения Дмитрия Медведева, уволенного в январе экс-главы правительства и казалось всеми забытого. В отличие от прошлонедельного обращения Путина он говорил не об экономическом, а о человеческом аспекте кризиса. 

Все это вместе взятое выглядело дико. Паника, хаос, сумятица. Обычно российские элиты не демонстрируют это так открыто. Поэтому все — и его противники, и его сторонники — стали все громче задавать вопрос: а где Путин?

Вполне вероятно, что на и был расчет самого Путина. Спровоцировать небольшой междуусобный кризис между элитами, посмотреть на их поведение, посмотреть на реакцию и затем вмешаться в образе верховного судьи.

Плюс считается, что Путин не любит напрямую с собой ассоциировать жесткие и неприятные для граждан меры, поэтому в данном случае, можно предположить, он это делегировал мэру Москвы Собянину и дал тому по сути карт-бланш, предполагая, что в случае недовольства он как верховная власть всегда сможет немного отыграть.

Но это логика понятная тем, кто годами изучал византийские хитросплетения кремлевской политики. Обыватель же видит другое.

По сути впервые за 20 лет (если не принимать в расчет короткий эпизод с войной в Грузии в 2008 году) в России масштабный общенациональный кризис решает не Владимир Путин. Более того, Владимир Путин намеренно дистанцировался и сошел со сцены. В фокусе всеобщего внимание мэр Москвы (который, напомню, еще и глава штаба по борьбе с пандемией), а также премьер-министр.

Понятно, что слухи о чуть ли не захвате власти этими двумя были лишь истерическими домыслами в соцсетях, но сам ход мысли в эту сторону очень показателен. Путин всегда был вожаком стаи. И никому не давал быть вожаком, а сейчас дал. Точнее он думал, возможно, что дал побыть козлом отпущения, но выходит что дал побыть вожаком. А это довольно интересная перспектива. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.