Поддержать МТ

11 тысяч ученых предупреждают о скрытых угрозах изменения климата. Только четверо из них — россияне

Один из российских ученых, заявивший в открытом письме о критической климатической ситуации, рассказал The Moscow Times о своих страхах за будущее, и о том, почему он подписал это письмо

Профессор Алексей Котов. Элуиз Баргейн / MT

Профессор Алексей Котов здоровается со своими коллегами, проходя по плохо освещенному коридору в Институте проблем экологии и эволюции РАН, где он  еще с советских времен работает ведущим научным сотрудником.

«Наше здание и всю эту улицу построили еще в сталинский период, и я не думаю, что с тех пор здесь то-то ремонтировали. Мы стараемся тратить весь бюджет на исследования», — рассказывает Котов.

54-летний Алексей Котов — один из 11 тысяч ученых из 153 стран, которые подписали открытое письмо, заявляющее о глобальной климатической ЧС. О предупреждении об «умалчиваемых угрозах» написали во всем мире. Ученые  призвали к немедленным мерам: уменьшению роста численности населения, отказу от ископаемых видов топлива, прекращению вырубки леса и сокращению потребления мяса.

Хотя Россия занимает четвертое место в мире по выбросу парниковых газов, всего четверо ученых из России подписали это письмо.

Российские власти предсказывают, что если не контролировать изменение климата то оно повлечет за собой эпидемии, засуху и массовый голод. Этим летом страна ощутила на себе несколько крупных наводнений и лесных пожаров — явления, которые ученые напрямую связывают с изменением климата.

Однако большую часть населения все еще не удается в этом убедить. Исследования показывают, что только 43% россиян верят в то, что изменение климата представляет серьезную угрозу. В Германии это число составляет 72%, в то время, как в Греции 90% людей верят, что угроза изменения климата неминуема.

Котов рассказал, что когда он получил электронное письмо от своих иностранных коллег, то не стал долго раздумывать.

«Совершенно понятно, что это кризисная ситуация. Пожары, наводнения и таяние вечной мерзлоты… Для России это страшный сон».

Котов добавил, что больше всего он беспокоится за российские арктические регионы, которые, согласно данным Минприроды, нагреваются быстрее, чем остальные части планеты.

На этой неделе в Гидрометцентре рассказали, что на Земле Франца Иосифа и Северной Земле октябрь 2019 стал самым жарким за всю историю регулярных метеонаблюдений: средняя температура оказалась на 8 градусов выше нормы.

«Экосистема там очень уязвимая», — подчеркнул Котов.

Он добавил, что не знает, изменит ли что-то это письмо, но надеется, что с помощью него россияне станут лучше осведомлены. 

«Наши политики видят природу только когда лежат на пляже в Майами или на Мальдивах. Эти люди принимают важнейшие решения, но изменение климата для них выглядит как-то что-то выдуманное и очень далекое».

Он добавил, что не менее важно, чтобы обычные россияне были в курсе того, что происходит вокруг.

«Видите этих людей через дорогу? — сказал Котов, указывая на офисное здание, — они не задумываются о том, что все это когда-то повлияет на них. Их больше волнует то, что сегодня показывают по телевидению».

Хотя по всей России недавно прошла волна экологических протестов, Котов говорит, что людям по-прежнему сложно установить связь между экологическими проблемами, которые напрямую влияют на них, и глобальным изменением климата.

Климатические протесты

Россияне практически не участвовали в таких климатических забастовках, которые проходят по всему миру, как Extinction Rebellion («Восстание против вымирания») и FridaysForFuture («Пятницы ради будущего») — протесты, которые побудили выйти на улицы миллионы людей.

«Я не прошу организовывать движение, подобное тому, которое было начато девочкой в Европе, — сказал он, имея в виду активистку из Швеции Грету Тунберг, — но было бы хорошо, если бы мы могли видеть более широкую картину».

В сентябре премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что Россия будет выполнять условия Парижского соглашения для борьбы с изменением климата. После его ратификации Россия разработала ряд законов, направленных на уменьшение своего углеродного следа. 

Но вскоре стало ясно, что правительство смягчило новый пакет законов об изменении климата из-за сопротивления со стороны ведущих предприятий страны.

«Для нас не будет сюрпризом, если  многие из предложенных законов не будут работать», — сказал Котов, — проблема в том, что многие “наверху” видят изменение климата как возможность заработать».

Он уточнил, что таяние ледников открывает Северный морской путь, что, по мнению экспертов, может быть преимуществом для российской торговли.

Несмотря на свой скептицизм по отношению к представителям бизнеса, Котов защищает российское научное сообщество, когда его спрашивают о том, почему так мало россиян подписало письмо.

«Честно говоря, я думаю, что письмо многие наши ученые подписали бы это письмо, если бы знали о нем. Может быть, это отражение наших политических реалий», — сказал он, добавляя, что в плохом сотрудничестве между экспертами по климату виноваты и российские, и западные ученые.

Прецедент по установлению барьеров между российскими и международными учеными был создан в августе прошлого года, когда высокопоставленный член Российской академии наук пожаловался на то, что власти рекомендовали ученым ограничить общение с иностранными коллегами.

Слова Котова нашли отклик у климатолога Сергея Зимова, который сказал The Moscow Times, что определенно подписал бы письмо, если бы ему о нем рассказали. 

Он пессимистично настроен на будущее и боится, что международный интерес, вызванный открытым письмом, возможно, появился слишком поздно.

«Мои восьмилетняя дочь никогда не узнает, что такое настоящая русская зима», —  заключил Котов.

Эта статья была опубликована 8 ноября в англоязычной версии сайта.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.