Поддержать МТ

Эксклюзив: Богатые русские скупают медицинские вентиляторы для защиты от коронавируса

Врачи обеспокоены их нехваткой в российских регионах.

По данным Headway Group, в России имеется от 42 до 43 тысяч вентиляторов на всю страну. Филиппо Венеция / ТАСС

Эта семья является одной из самых богатых в России. Она владеет активами на более чем миллиард долларов, имеет дома в некоторых самых популярных местах мира, включая Лондон и юг Франции.

Также она владеет виллой на Рублевке, районе, ставшим домом для представителей российской элиты. Здесь семья планирует пересидеть пандемию коронавируса, которая охватила за несколько последних недель мир и убила, по последним подсчетам, 12 тысяч человек.

Хотя богатые люди в России могут самоизолироваться в роскоши, есть некоторые трудности, которые им придется преодолеть, если коронавирус распространится по всей стране. Государственные больницы — единственные учреждения, которые принимают пациентов с коронавирусом.

Однако, основываясь на десятках интервью, The Moscow Times обнаружила доказательства того, что российская элита создает временные клиники у себя на дому, чтобы в случае заражения обеспечить себе лучшую медицинскую помощь, чем другие. И это может оказать серьезное влияние на борьбу с российским коронавирусом, ибо они покупают и устанавливают аппараты для искусственной вентиляции легких (ИВЛ), которые являются жизненно важными для спасения жизней в серьезных случаях заболевания.

«Пока нам удалось достать один, но мы хотим получить еще два», — сообщил один из членов семьи на условиях анонимности. Он отметил, что устройство стоит 1,8 миллиона рублей. «Однако лист ожидания — восемь месяцев», — добавил он.

Поскольку аппараты ИВЛ помогают пациентам с коронавирусом дышать в случае отказа легких, они оказались самыми востребованными медицинскими аппаратами на планете. Как только в последние недели медицинская система в Италии оказалась переполнена пациентами, врачи поняли, что не имеют достаточного количества аппаратов ИВЛ, и неожиданно оказались перед дилеммой, кто из пациентов должен остаться в живых и кто умрет.

Этот кошмарный сценарий сразу посеял тревогу, что в большинстве стран потребуется больше аппаратов ИВЛ для предотвращения массовой смертности. Как и Соединенные Штаты, так и Великобритания заявили, что в случае кризисной ситуации возникнет нехватка аппаратов ИВЛ, и поспешили закупить или произвести дополнительные устройства. Некоторые страны даже запретили их экспорт с целью использования для собственного населения.

Несмотря на то, что Россия заявила только о 253 случаях заболевания коронавирусом, эта цифра растет каждый день. Ранее The Moscow Times уже сообщала, что российские процедуры диагностики могут пропускать случаи заболевания. 

В то же время, Россия все равно находится в лучшей ситуации с аппаратами ИВЛ, чем другие страны.

Согласно статистике, сообщенной The Moscow Times московской Headway Group, контролирующей государственные тендеры, в России в государственных больницах по всей стране насчитывается от 42 до 43 тысяч аппаратов ИВЛ. Это 29 аппаратов на 100 тысяч человек и это значительно больше, чем в Италии, где приходится только восемь на каждые 100 тысяч человек.

Тем не менее медицинские эксперты, которые разговаривали с корреспондентами The Moscow Times, обеспокоены тем, что аппараты сконцентрированы в самых богатых регионах — Москве и Санкт-Петербурге. В Москве насчитывается около пять тысяч аппаратов.

По данным Headway Group, около 25% аппаратов ИВЛ всей страны находятся в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге.

Павел Бранд, директор московской сети «Семейная клиника», говорит, что у коллег в некоторых частях России имеется только по шесть аппаратов ИВЛ на 100 тысяч населения, и многие из них «старые и низкого качества». Эта оценка совпадает с подсчетом «Медузы», которая выяснила, что на 100 тысяч жителей Калужской области приходится только пять аппаратов ИВЛ.

«Мы можем только надеяться, что в этом районе не будет вспышки», — сказал Бранд.

Ирина Подолян, заместитель директора 101-й клинической больницы в Лермонтове, — городе в Ставропольском крае, где на этой неделе обнаружился первый случай коронавируса — сказала, что у больницы есть только три или четыре аппарата ИВЛ.

«Но они предназначены для использования во многих случаях», — сказала она. «Пациентам с сердечными приступами, инсультами или отравлениями также требуется механическая вентиляция. В случае вспышки эпидемии их может быть недостаточно для всех».

Ее муж Сергей, работающий хирургом в той же больнице, добавил, что аппараты ИВЛ в больнице устарели, и у нее нет средств закупить новые.

Чтобы устранить неравномерность, российские власти уже выделили деньги регионам для закупки аппаратов ИВЛ. Так, Томская область получила 8 миллионов рублей.  Этого достаточно для приобретения четырех современных аппаратов ИВЛ .

Тем не менее, неясно, могут ли эти деньги быть использованы в ближайшее время.

В интервью с более чем десятком представителей российских компаний, продающих аппараты ИВЛ, The Moscow Times выяснила, что очередь на покупку оборудования не имеет определенной даты. Большинство продавцов заявили, что не знают, когда получат новые аппараты.

«Мы уже продали все, что было на складе», — сказал Артем Сивачев, директор по продажам московской компании MediKo, — теперь надеемся, что зарубежные партнеры смогут сделать новые поставки».

Сивачев сказал, что за последние две недели было получено множество телефонных звонков от частных лиц, но такие продажи противоречат политике компании.

Однако большинство продавцов, с которыми разговаривала The Moscow Times, сказали, что они продавали аппараты частным покупателям, и на таких клиентов пришлось около 30% всех продаж за последние две недели. Продавцы сообщили, что все аппараты были проданы ранее на этой неделе.

Менеджер по продажам Oxy2.ru Динара Енокаева сказала: «Было так много телефонных звонков, что мы перестали принимать заказы». Она сказала, что надеется получить новые поставки в конце апреля, но и на них уже образовалась очередь.

Медицинские эксперты рассказали The Moscow Times, что производство аппаратов ИВЛ плохо развито в России, и оборудование поставляется в основном из Китая, Италии и Германии.  Однако Италия и Германия временно запретили производителям продавать аппараты за рубеж. Некоторые продавцы говорят, что они уже рассматривают вариант с закупками аппаратов из Бразилии, Израиля и Соединенных Штатов.

На условиях анонимности The Moscow Times беседовала с тремя состоятельными людьми, занимающимися поисками аппаратов ИВЛ. 

«Многие из моих друзей пытаются заполучить их», — сказал один из них. — они их сразу покупают , как только становится доступным».

Медицинские работники, которые говорили с The Moscow Times, единодушно осудили такую практику. Они отметили, что аппараты ИВЛ сами по себе мало полезны.

«Нужна домашняя больница с отделением интенсивной терапии, а главное — специалист», — сказал Ярослав Ашихмин, кардиолог, который консультирует Центр медицинского развития фонда «Сколково».

«Слава богу, большинство врачей здесь достаточно этичны, чтобы не отправляться в дом кого-то из богатых лечить их, когда тысячи людей нуждаются в их помощи».

Тем не менее, один из состоятельных людей, который разговаривал с The Moscow Times, сказал, что у них есть дежурный врач, который уже помог правильно настроить аппарат ИВЛ.

«Один из моих друзей вернулся из Франции и сейчас находится здесь в больнице», — сказал этот человек. — я не хочу, чтобы это случилось со мной. Нам нужно запастись едой и оставаться за городом».

Однако Ашихмин не верит, что такая политика спасет российских богачей.

«Наши олигархи никогда не вкладывали средства в местные больницы, потому что не думали, что им придется там лечиться», — сказал он, — вполне вероятно, что скоро их ждет неприятный сюрприз, ибо зарубежные клиники откажутся их принимать — так же как и российские частные».

«Теперь они смогут испытать ад, который они помогли создать сами», — добавил он.

читать еще

Независимая журналистика жива. И вы можете ей помочь.

Русскоязычная версия The Moscow Times – один из немногих оставшихся независимых источников новостей о России.

Редакционные решения принимаются исключительно журналистами нашей редакции, которые придерживаются самых высоких этических стандартов. Мы безбоязненно освещаем вопросы, которые обычно считаются запретными или табуированными: от бытового насилия и проблем ЛГБТ до климатического кризиса и истинных масштабов эпидемии и того, что происходит в российских больницах.

Сделайте единовременное пожертвование для The Moscow Times -- или, еще лучше, регулярное пожертвование – чтобы помочь нам продолжить предоставлять вам жизненно важную и высококачественную информацию о России.